in

Влад Минаев. Великий консерватор

Коллаж: Андрей ЦВЕТКОВ / Volganet

В эксклюзивном интервью Volganet бывший активист молодёжных движений, а ныне промышленник с двухлетним стажем Влад Минаев поведал о том, каково это – стать директором Волгоградского консервного завода в 24 года, зависит ли качество кабачковой икры от числа рукопожатий чиновников, и как сказываются казачьи корни топ-менеджера на стиле руководства.

Закуска собственного приготовления

– Ещё недавно мало кто мог предположить, что из сферы молодёжной политики ты уйдёшь в реальный сектор экономики. Ведь можно же считать то, чем ты занимаешься, реальным сектором экономики?
– Безусловно. Как и сельское хозяйство, пищевая и перерабатывающая промышленность – это реальный сектор экономики. Наш основной продукт – это банка консервации. Мы выпускаем не абстрактный общественно-полезный продукт, которому можно попробовать поискать практическое применение, а вполне осязаемое готовое изделие.

– Прошла информация, что ваше предприятие отчиталось о выполнении Госзаказа…
– Да, мы второй год подряд сотрудничаем со структурами Федеральной службы исполнения наказаний. Изготавливаем для них по госконтракту консервированные гарнирные блюда. Что это из себя представляет: трёхлитровая банка, в которой – гарнирная морковь либо борщ, либо рассольник, скажем. Благодаря этим заготовкам, ФСИН обеспечивает своих подопечных овощами в безовощной период.

– Неделю назад тебе «стукнуло» 26. Поздравляем, кстати. Как коллектив поздравил молодого директора?
– Коллектив поздравлял меня часов восемь, наверное. С 12 часов дня мы объявили технологический перерыв на производстве. Сначала поздравили линейные сотрудники вместе с бригадирами, начальниками цехов, мастерами смен и участков. После чего мы в более узком кругу посидели с руководителями структурных подразделений. После чего подъехали наши подрядчики, субподрядчики, поставщики, контрагенты, мои личные друзья и собственник предприятия. Проходную мы покинули в 22.00.

– Своим шагом?
– Своим. А в 7.30 я, как всегда, был на работе.

– В крупных корпорациях, типа Pepsi, Coca Cola, насколько нам известно, очень ругают, если используют продукцию сторонних компаний. Когда у вас случаются застолья, своей продукцией закусываете или чужой?
– Ну, мясные деликатесы мы пока не делаем, так что в этой части пользуемся продукцией сторонней организации. Консервация же вся, естественно, наша.

Единственное, бывает, приношу продукцию конкурентов, какие-то наиболее удачные образцы, чтобы поставить на стол лаборатории и сказать: «Хочу вот так же или лучше».

Смычка города и деревни

– Как ты вообще попал на это место? Когда узнали, что ты возглавил предприятие, многие просто не поверили.
– Началось это в 2016 году. Я некоторое время помогал Евгению Петровичу Ищенко на выборах и потом стал работать в структуре его бизнеса. Как-то после планёрки он меня оставил и спросил: «Чем ты хочешь заниматься по жизни?». Я сказал, что родом из сельского района, мне интересен агробизнес, и хотелось бы развиваться дальше в этом направлении. Евгений Петрович сообщил, что хотел бы вложить некоторую сумму в переработку сельхозпродукции на территории Волгоградской области, и что я, наверное, могу предварительно рассматриваться как кандидат на то, чтобы этим заниматься.
Где-то полгода, имея служебный автомобиль и неограниченное свободное время, я изучал, собственно, сам бизнес Евгения Петровича и присматривался к возможным вариантам будущего проекта. Объездил всю область, изучил множество предприятий. Давал по ним рекомендации, свои предложения. Примерно тогда же акционер через банк «КОР» кредитовал Волгоградский консервный завод, и где-то как раз к этому времени стало понятно, что занятых денег предприятие не вернёт.
Два года назад, на утро после моего 24-го дня рождения, раздался звонок: «Прилетай в Москву, есть одно интересное предложение. Нужно возглавить консервный завод. От тебя требуется максимум организационных усилий за минимум времени».
Через пару дней я был в офисе, в Москве, где мы уже обсуждали задачу, стратегию. На следующий день я вовсю начал готовиться к тому, чтобы возглавить консервный завод. Достаточно сложная процедура, потому что завод был в банкротстве – это конкурсное управление, это совершенно не аффилированный со мной конкурсный управляющий, это совершенно другое отношение иных интересантов к заводу. Потребовалось много усилий, чтобы беспрепятственно, на своих законных основаниях, войти на территорию и начать новый производственный цикл.

– Как тебя принял коллектив?
– Когда я зашёл на предприятие, завод стоял. Там не было ни души.

Предыдущие собственники разогнали весь коллектив. Вообще не было ни одного человека, не считая скучающего охранника в будке. Только я, он и шесть гектаров территории с цехами, по которым гулял ветер.

Это было в конце февраля позапрошлого года. К корпоративу в честь 8 Марта нас стало уже семеро. В коллективе на тот момент были две представительницы прекрасного пола и пять представителей пола ужасного. По специальности виновницы торжества были кадровиком и снабженцем. Таким боевым составом мы начинали свою деятельность.
Завод запустили в июне того же года. Тогда народу насчитывалось уже больше ста человек: линейных сотрудников, мастеров, работников офиса.

– И как набирали людей? Из числа бывших сотрудников или новеньких?
– Основной костяк, конечно, 80–85%, составили те, кто уже ранее работал там. Мне удалось убедить вернуться тех сотрудников, которых за полгода до этого наши предшественники изгнали с завода. Было непросто. Им же не заплатили заработанное, они до сих пор получают свои деньги по тем обязательствам. Хотя кто-то вообще уже не получит, скорее всего. Кто-то всё же успел получить с конкурсной массы. Понятно, люди уходили с плохим настроением, прямо под Новый год. Уходили не по своей воле. И потребовалась масса усилий, чтобы убедить их, что я как представитель нового собственника буду делать всё иначе, и у нас грандиозные планы по возрождению производства. Люди поверили.

– А вот как? Ты же общался с людьми, которые кратно старше тебя. Что их заставило тебе поверить?
– Так и было. Конечно, важнейшую роль сыграло имя акционера. Евгений Петрович, хоть и давным-давно работал мэром, и какое-то время совершенно не участвовал в общественной жизни Волгограда, но многие люди до сих пор его помнят и с уважением относятся. Кстати, это же обстоятельство сильно помогло в налаживании отношений с контрагентами.
Ну, и я всё-таки действовал последовательно. Вернул на завод сначала руководителей структурных подразделений, а они уже под себя подбирали сотрудников. В общем, не то, чтобы легко это далось, но всё же я в достаточно комфортных условиях восстанавливал коллектив.

Икра заморская и другие попадания в рынок

– Коллектив сформирован, хорошо. А как ты понимаешь, какой продукт на рынке востребован?
– Ответ на этот вопрос будет очень прост. Когда мы начинали свою деятельность, то взяли план производства этого же завода годом ранее, и для начала поставили себе скромную задачу: качественно сделать всё то же самое. То есть мы должны были сначала проработать каждую нишу.

Ещё два года назад завод «лежал», а сейчас выпускает более 100 наименований продукции.
Фото предоставлено компанией «Мегаполис»

Поэкспериментировав год и проверив волатильность рынка, уходимость с полки, мы поняли для себя, что продаётся в большем количестве, что в меньшем, что подороже можно продать, что надо пустить подешевле. Ну, и жизнь подсказывает. Мы же участвуем в различных выставках, контрактуемся.

За одними продуктами из нашей большой линейки, а это свыше 100 позиций, которые мы сейчас производим, заказчики готовы в очередь становиться. А какие-то берут без фанатизма. Так что контрагенты тоже подают нам определённые сигналы.

– Что ты сам считаешь вашим «The best»?
– У нас превосходная кабачковая икра. Кстати говоря, эта икра побеждала даже в «Контрольной закупке» на Первом канале. Превосходное качество огурца и ассорти. Ещё один хит – наш томатный сок прямого отжима, который пошёл на «ура» везде и всюду. Вот три основных, стопроцентных, попадания в рынок. Икра, огурец, томат.

– Ты активно присутствуешь в соцсетях. Тебе важно, что люди пишут о тебе и о вашем предприятии? И вдогонку вопрос: ты делаешь поправку на так называемых хейтеров – профессиональных ненавистников?
– У меня сейчас гораздо меньше времени на Интернет остаётся, чем раньше. Но час в сутки, конечно, нахожу – мониторю, читаю, проверяю почту, заглядываю в социальные сети. Часто через сообщения на меня выходят люди, которые хотят познакомиться с коллективом, поставить нам свою продукцию или, наоборот, заказать товар у нас. Люди ищут нас в соцсетях и пишут напрямую.
Иногда через соцсети пишут наши же сотрудники. У кого-то какие-то проблемы и так далее. Может быть, они в реале стесняются подойти. К тому же, у меня постоянно планёрки, совещания, я часто бываю на производстве. У них – свои технологические перерывы, у меня – свои. А через соцсети порой проще связаться. Ну, вот совсем недавно оказывали финансовую помощь матери сотрудницы. Банально нужны были деньги на операцию. Она стеснялась лично подойти, написала в соцсети, в «личку», и уже наутро помощь была оказана. Поэтому я отвечаю на все сообщения, это очень удобный канал, как мне кажется.

– Как твои родители приняли тот факт, что тебе предлагают возглавить целый завод. Не подумали ли они, что тебя по малолетству заманивают в какую-нибудь аферу?
– У меня очень специфическое общение с родителями. Я обо всём им говорю по факту случившегося. Потому что иначе будут ненужные переживания, лишние вопросы. К примеру, если я куда-то лечу, то говорю об этом, когда уже туда прилетел. Когда меня назначили директором завода, они около месяца не знали. Потом, когда я уже принял дела, – да, я признался, что возглавил завод. Они удивились, очень много задавали вопросов, но, наверное, сейчас они горды за меня.

Без привкуса власти

– Скажи, пожалуйста, насколько важно для тебя как управленца-производственника поддерживать отношения с властью, городской, областной. Или ты стараешься с ними особо не контактировать, оставляя это для акционера?
– В идеале предпринимателям нужны дешёвые деньги на развитие и полное отсутствие вмешательства власти в бизнес-процессы. Но я – человек коммуникабельный, прекрасно со всеми общаюсь. Если у меня есть какие-то проблемы, я в неформальной обстановке о них говорю. Кто-то помогает, кто-то делает вид, что помогает, кто-то просто выслушивает.
Сказать, что успех бизнеса зависит от власти? Нет, совершенно нет. Сказать, что мне власть мешает? Нет, не мешает. Поэтому мы как-то дистанцируемся друг от дружки. Но в сложный момент почему бы и не позвонить посоветоваться? Я же всё-таки некоторое время имел  отношение к «внутренней кухне» гордумы, облдумы. Поэтому какие-то личные знакомства остались, совершенно комфортные отношения у меня выстроились.

Но в общем, если рассуждать о взаимодействии бизнеса с властью, то, скажем так, от количества чиновников и их качества количество и качество моих консервов не зависит. Наверное, это хорошо.

– Понятное дело, Ищенко, он в твоей жизни сыграл колоссальную роль, а кого ты ещё можешь назвать из тех, кому ты сейчас благодарен?
– Из политиков?

– Всё равно. Только чур без мамы и папы.
– Если нужно одно имя, то это будет Алексей Волоцков.

– Чему ты у него научился?
– Он молодой и очень энергичный человек. Глядя на него, я понял, что нужно быть таким же энергичным.

– А ты знаешь, ведь многие говорят, что Волоцков дал им толчок в жизни. Но вот, что интересно, почему сам Алексей, с его талантами и драйвом, не торопится переквалифицироваться в бизнесмены? Ведь он же, очевидно, давно перерос депутата гордумы, разве нет?
– Если он закончит с политикой и уйдёт в предприниматели, думаю, что его бизнес будет успешен, потому что Алексей умеет коммуницировать, умеет договариваться, у него, повторюсь, много энергии. Человек он, в общем-то, бесконфликтный, и схватывает всё на лету. Но ему, наверное, сейчас больше нравится заниматься политикой. Он немалых высот в этом добился, и наверное, это не предел.

С шашкой наголо

– Если мы ничего не путаем, ты же казак?
– Да.

– Тебе это помогает?
– Иногда помогает, иногда мешает. Это качество иногда даже акционер подчёркивает.

– Ну, ты – такой, на самом деле, на Григория Мелехова из «Тихого Дона» чем-то даже похож.
– Похож, да. Мне об этом не раз говорили. Я вот, кстати, был в Вёшенской на «Шолоховской весне» (ежегодный Всероссийский литературно-фольклорный праздник, посвящённый дню рождения писателя на его малой родине. – Прим. Volganet.). А вообще, казачьи корни, они задают некий, извиняюсь за совсем не казачье слово, драйв. И это, скорее, благо. Но иногда всё же мешает.

– Чем мешает?
– Порой работники пытаются переложить свои проблемы на руководство. Приходят, жалуются на какую-то проблему, даже не подумав над тем… не предложив, как её можно решить. И тогда я с шашкой в руках разворачиваю их: «Так, идём и придумываем, как минимум, три варианта выхода из этой ситуации!». Иногда делаю это на повышенных тонах, дабы человек понимал, что, идя к руководителю, нужно искать не проблему, а пути её преодоления.

– Перемещаясь по городу, ты, наверняка, видишь афиши разных тренингов личностного роста, повышения эффективности и прочего. Как ты к этому относишься?
– Думаю, примерно половина из этих людей, действительно, добилась чего-то, как говорится, «стартанула». У них, наверное, есть чему поучиться. Но, как всегда, есть много приспособленцев, кто лишь пиарится на этом, не имея никакого бэкграунда за спиной.

– Ну, это тоже, в каком-то смысле, талант: приехать и окучить лохов. Многие даже квартиры закладывают, чтобы путешествовать за коучерами своими. Это же какая сила убеждения должна быть!..
– Можно было бы, конечно, порадоваться за «умельцев», имеющих такое влияние на аудиторию. Да только жалко людей, которые платят деньги за это, приходят на это, а потом ещё и цитируют это, даже не понимая, как наивно выглядят в глазах профессионального сообщества.

– Возвращаясь к заводским делам. У вас текучка кадров есть?
– Она есть на любом предприятии. Но у нас она минимальная, я бы сказал. Все квалифицированные рабочие получают достойнейшую зарплату. Держатся за неё. Правда, приходится иногда прореживать низкоквалифицированные кадры.

Пройдусь, бывает, шашкой по грузчикам, которые любят не появиться на второй день после аванса. Раз так – до свиданья! Но в целом, коллектив состоялся и устоялся. И я не мыслю себя без этой работы, без этих людей.

Раз завод – два завод

– Наверняка, тебе и на почту как руководителю предприятия, и в социальных сетях много пишут: «Помогите, спасите!» и всё в таком духе. Как реагируешь?
– Действительно, много подобного пишут. Но у меня уже сложился какой-то багаж знаний. Как правило, мне хватает его, чтобы отличить тех, для кого это специфический промысел, от людей, реально попавших в тяжёлую ситуацию. Таким людям стараюсь понемногу помогать – и от лица компании, и сам лично.
Не скажу, что я это регулярно делаю. Какой-то процент просителей отсеиваю, где понимаю, что или меня пытаются надурить, или моя помощь попросту не будет эффективной. А если просьба кажется мне искренней и выполнимой, обычно приглашаю на встречу, лично познакомиться с человеком.

– Уверен, ещё и из прошлой жизни периодически дают знать о себе своеобразные субъекты, которые всем и всегда пишут одно и то же, такие просители по призванию. Попадались подобные?
– Такие персонажи тоже есть. Наверное, из числа депутатов каждый их знает. А так как я со многими парламентариями общаюсь, и, более того, работал помощником у некоторых из них, то 90% этих хронических просителей знаю в лицо. Мэры меняются, губернаторы меняются, а эти люди не меняются.

– Каковы планы Влада Минаева на 2019 год? Планы как человека и как директора предприятия.
– Они абсолютно совпадают.

Задача грандиозная – мы в шаге от принятия решения о строительстве нового завода. То есть мы ещё год точно работаем на этой площадке, мы ещё поэкспериментируем с совершенно новыми для России технологиями и ассортиментом. Я не имею права сейчас подробно говорить об этом, но задумка такая есть.

В чём-то мы копируем европейских производителей, где-то придумываем своё. Поэтому у нас ещё год притираний, ещё год экспериментов. И потом мы должны принять решение, чего мы хотим, как будем развиваться. Либо построить новый завод, либо удариться в продвижение торговой марки. Посмотрим.

– Для вас санкции это благо или катастрофа?
– По большому счёту, санкции на нас никак не влияют. Кроме того, что некоторые западные образцы оборудования стали дороже. Смотрим на российские аналоги, на аналоги из Восточной Европы, стран Азии. Санкции – это плохо, мы понимаем. Но по нашему сегменту, по производству плодоовощных консервов, не скажу, что они сильно ударили. Или что, наоборот, как-то сильно помогли подняться.

– Как уже стало ясно, ты много ездишь в служебные командировки по стране. За рубежом тоже, видимо, неоднократно довелось побывать. Какая страна, с точки зрения ведения бизнеса, произвела наибольшее впечатление?
– Сербия. Мне хочется снова съездить туда. Они лет на 5–7 нас обошли в развитии АПК. И в плане технологий, и в запуске новых линеек продукции. Не скрою, что мы покупаем, пробуем, пытаемся повторить. Собственно, когда я говорю об инновациях этого года, мы их «срисовали» что-то в Сербии – что-то в Германии, ещё где-то.
В Сербии мне понравилось ещё и то, что у нас одинаково обустроен быт микрорайончиков, сёл, городков. Мы близки по духу, менталитету. У меня там уже образовались друзья, которые в Волгоград приезжают, мы делимся опытом. Мне Сербия очень нравится. Пусть эта не самая технологичная страна в мире, не самая богатая, но очень душевный народ.

– Поговорим о ещё более ближнем зарубежье. Во многих магазинах появилась овощная консервация из Армении. И очень высокого качества. Вы с Арменией взаимодействуете?
– У нас на сегодня никакой контрактации с Арменией нет. Знаю, что некоторые мои коллеги по цеху, другие консервные заводы, берут там товар, клеят здесь свои этикетки и продают в России.

Вообще, на постсоветском пространстве лидеры по линии вкусной консервации – это Армения и Украина. Там умеют делать вкусный продукт. Если мы здесь, в России, умеем делать количественный и типовой продукт, то там умеют делать лакомства, то, что на стол хочется поставить. Это связано и с природно-географическим положением, и с особым менталитетом, и с локацией завода по консервации со времён Советского Союза.

Я специалистов с Украины приглашал, и ко мне даже два человека приехали работать. Да и сейчас я постоянно в поиске технологов, идей, мыслей на всём постсоветском пространстве. И не только. Вот Болгария и Македония – тоже производители очень вкусных консервов. Пару рецептов оттуда мы запустили в этом году. Они в ближайшую недельку-две появятся на полочках. Но вот из Армении на меня пока никто не выходил, и я ни с кем на эту тему ещё не говорил.

– А что всё-таки должно произойти, чтобы ты поменял сферу деятельности? Тебя всё удовлетворяет?
– Мне очень комфортно работается. Хотя я и практически живу на работе – здоровье пока позволяет. Что может произойти? Есть два варианта. Первый – акционеры предложат новый проект. Второй – (пауза) …да, я даже не знаю, что должно произойти, чтобы я добровольно отказался от того, чем так увлечённо занимаюсь.

– Если бы ты узнал, что тебя пригласили, допустим, на день рождения Путина и время на принятие решения о подарке дали очень маленькое. Что бы ты подарил?
– Банку кабачковой икры. И прикольную наклейку с названием предприятия.

 

vизитка

МИНАЕВ Владислав Николаевич

26 лет. Родился и вырос в казачьей станице Глазуновской Кумылженского района Волгоградской области. В 2010 году окончил школу с Золотой медалью. В 2015 году окончил с отличием факультет истории и права Волгоградского государственного социально-педагогического университета. Во время учёбы в вузе начал бурную общественную деятельность. Был активистом Профсоюза студентов ВГСПУ. В 2012 году стал членом Молодежного парламента Волгоградской области.
С 2013 года работал помощником депутата Волгоградской гордумы Алексея Волоцкова, с 2014-го – помощником депутата областной Думы Николая Лукьяненко. В 2015 устроился специалистом в муниципальное учреждение по работе с молодёжью «Социум», позже возглавил отдел. В 2016 году перешёл на работу на должность эксперта в ЮниКредит Банк. Через некоторое время был приглашён на должность советника директора розничной сети ООО «Тамерлан».
С 2017 года – директор ООО «Мегаполис» (Волгоградский консервный завод). В том же году окончил с красным дипломом магистратуру ВГСПУ, а в 2018-м – аспирантуру по направлению «Экономика и управление народным хозяйством». Женат, воспитывает сына.

Как вам запись?

22 балл
Норм Плохо

Грипп подбирается к Волгограду, но медленнее обычного

В Волгограде запускают микроавтобусы по маршруту «Тулака – «Родниковая Долина»