in , ,

Андрей Прошаков. Крестьянин, бунтарь, генератор идей

О жизни на селе, о проблемах сельского хозяйства, об идеях и начинаниях.

Коллаж Анастасия Левенец/ Volganet.net

Как можно вечно смотреть на огонь, так можно вечно слушать Андрея Прошакова. Кто знает этого человека, тот поймёт. Он, не стесняясь, говорит о том, что он – крестьянин, и из его уст это звучит гордо. Прошаков хорошо понимает, чем живёт село, и точно знает, что нужно сделать, чтобы оно зажило лучше. Невероятно гостеприимный хозяин, удивительный генератор идей, человек, знающий и любящий историю родного края. В гости к Андрею Павловичу в Иловлинский район в хутор Медведев отправились корреспонденты Volganet.net.

Спраvка

Андрей Прошаков:
– с 1983 по 1995 годы – бригадир поваров в ресторане «Казачий курень», бригадир мясного цеха ресторана «Аэрофлот», директор ресторана «Казачий курень»;
– с 2008 года по сегодняшний день — руководитель КФХ «Прошаков»;
– создатель литературного проекта «Медведевские чтения», руководитель проекта «Без Сталинграда нам не победить», разработчик исторических и экомаршрутов;
– организатор международной акции «Каравай мира»;
– депутат Иловлинской районной думы двух созывов, кандидат в депутаты в областную и Государственную думы;
– член Волгоградского регионального штаба ОНФ;
– член областного Общественного совета при комитете по ветеринарии администрации Волгоградской области;
— автор программы «101-й километр» на радио «Эхо Москвы- Волгоград».

Volganet.net: Андрей Павлович, 23 декабря прошлого года на встрече представителей общественности с Владимиром Путиным вам удалось задать вопрос президенту. Вы рассказали Путину, что можно сделать для того, чтобы поднять молочное животноводство, сообщили о проблемах, которые испытывают крестьяне…

 

Андрей Прошаков: Смотрите, Путин сказал, что его интересует улучшение жизни населения. Давайте посмотрим на жизнь людей на селе. Губернатор (и не только наш) прикрывается урожаем, скажем, в 4,5 миллиона тонн зерна. Но на самом деле это позорные цифры, которые никому ничего не дают. Населению от таких показателей ни холодно, ни жарко. Развитие сельских территорий не зависит ни от построенных в деревнях фонтанов, ни от закатанных в брусчатку центральных площадей, окружённых бурьяном.

Развитие будет только в том случае, если крестьянин, мелкий сельхозтоваропроизводитель, будет жить сам, как ему удобно, но для этого нужны условия, которых сегодня нет. Сейчас в нашем регионе всё сосредоточено на помощи агрохолдингам, а жизнь на селе, тем временем, с каждым годом становится всё хуже и хуже. Например, в моём хуторе Медведев за последние годы многое пришло в упадок. Больница рушится, дома стоят заброшенные, население стареет и вымирает, молодёжь уезжает…

 

– Андрей Павлович, но давайте вернёмся к встрече с президентом. Вы как считаете, он ответил на ваш вопрос?

– Он не только ответил — 26 декабря на Госсовете он открыто заявил о непременном развитии сельских территорий! А в январе 2020-го стало окончательно понятно, почему именно мой вопрос, который я много лет задаю во все инстанции, был включён в программу беседы общественности с Путиным. Послание к Федеральному собранию президент начал именно с ответа на него. Он сказал, что наша главная задача — слушать тех, кто живёт на местах, кто живёт в селе, нужно прислушиваться к тому, что они хотят и что им нужно.

– Про места… О вашем вопросе написали ТАСС, другие федеральные СМИ, а местные СМИ встречу волгоградца с президентом проигнорировали.

– Независимые писали, а подведомственные власти СМИ не просто обошли эту тему, но и начали публиковать данные, что у нас «молочка» находится на взлёте.

Но самый большой курьёз в том, что своими данными они ещё раз подтвердили то, о чём говорил и я. Сегодня, вкладывая миллиарды в агрохолдинги, и лишая поддержки мелких сельхозпроизводителей, мы получили колоссальные цены на молоко и отвратительное его качество.

О молоке

– Вы говорили, что у местных крестьян, имеющих коров, закупают молоко по 12 рублей летом и по 20 рублей зимой. Это мизерные суммы?

– С такими закупочными ценами, которые не менялись 20 лет, легче не держать корову. Крестьянам по факту просто закрыли доступ на рынок. О какой кооперации может идти речь? Путин сказал: «Необходимо ввести мелкого сельхозтоваропроизводителя в рынок!». Что сделали наши власти и ребята-лингвисты? Они написали: «Мы на рынках Иловли, Урюпинска, Волгограда отвели по пять мест для торговли молоком»…

Фото: Алексей Копаев/ Volganet.net

– Ну ввели же, чем недовольны?

– Да, на самом деле! Тогда по аналогии нужно давать места нефтяникам. Пусть добудет нефтяник ведро нефти, сделает из него бензин и продаёт на базаре. Путин говорил об экономике! А власти должны не тратить бюджетные деньги, а помогать людям зарабатывать. Потратить бюджетные деньги на то, чтобы выложить среди бурьяна площадь тротуарной плиткой, ума много не нужно.

Опять же Путин говорит, что не должно быть монополистов. А что происходит в Волгоградской области? Региональные власти всё время хвалятся, что есть такой крупный агрокомплекс в Иловлинском районе, который, по сути, и является монополистом. А нам нужна кооперация! Владельцем этого комплекса должен быть не один человек, его акционерами должны быть те, кто держит коров!

– Смотрите, недавно несколько молокозаводов отказались от лицензии по производству сыра. Это с чем связано?

– Всё просто: молока в регионе нет. Есть хорошая иллюстрация того, что происходит на сегодняшний день в Волгоградской области. Государство вместе с Домом печати в Волгограде выставило на торги ОАО «Племенной завод имени Парижской коммуны». Де-юре на поддержку животноводства и племенного хозяйства идут миллионы, а де-факто в регионе сложились такие условия, что даже само государство при полной поддержке банкротит предприятие и продаёт его.

Фото: Алексей Копаев/ Volganet.net

Одинаковые условия

– И каков выход из сложившейся ситуации, на ваш взгляд? Каким должен быть алгоритм действий власти?

– Первое: необходимо поставить в одинаковые условия агрохолдинги и крестьян. Смотрите: сегодня дотации в 5 рублей за литр молока от государства могут иметь все, кроме личных подсобных хозяйств. А ведь ЛПХ – это 70% молочного рынка, но у простых людей дотации отобрали. Зато монополистам, скупающим у крестьян молоко, положено по 5 рублей за каждый литр.

Фото: Алексей Копаев/ Volganet.net

– Кто должен менять ситуацию? Власти на местах?

– Конечно! Путин говорит: «Я не знаю, как заниматься сельским хозяйством, поэтому нужно отдать это на откуп людям, которые это умеют».

Второе: нужно вернуться к практике, которая была ещё 10 лет назад. Директор садика, школы, больницы мог купить овощи, картошку, капусту, молоко у местных крестьян. Допустим, молоко считается сложным технологическим продуктом, но и здесь выход может быть простой. Не нужно укладывать брусчатку на 2 миллиона рублей, стоит просто купить молоковоз, который проехал бы по крестьянам, собрал бы молоко, отвёз его на молокозавод, а уже пастеризованное и расфасованное развёз бы по школам, садам и больницам. Кстати, в 2019 году 32 краснодарские школы уже перешли на эту систему.

А у нас сделали централизованные закупки, тендеры, которые выигрывают одни и те же НУЖНЫЕ люди. А необходимо вернуться к тому, что было, и сделать это должен губернатор. Я, кстати, спросил у Путина, можно ли ему отчитаться через год, как идёт проект в Волгоградской области? В ОНФ этот вопрос теперь на контроле.

– Андрей Павлович, а вы нашей областной администрации эти вопросы задавали?

– С вице-губернатором другой области я разговаривал – это реально, а с нашим губернатором поговорить нереально. К сожалению, волгоградской власти это совсем не интересно.

Фото: Алексей Копаев/ Volganet.net

Когда я ездил в Чечню в рамках подготовки акции «Каравай мира», я обалдел от того, какое там отношение к селянам. Глава сельского поселения переживает за каждого крестьянина: сколько он сена накосил, не сдохла ли, не дай Бог, корова. Он говорит: «Я за каждого перед Рамзаном потом отчитываться буду». У них эта хорошая практика от Советского Союза осталась. Там главы не о выборах думают, а о том, как людям помочь. И вот крестьяне зарабатывают, богатеют, вокруг себя «свою полянку» благоустраивают.

– Существует мнение, что в Чечню просто идёт много дотационных средств из федерального бюджета.

– Это миф. В города, может быть, эти дотации и идут. А бюджеты сельских поселений там такие же, как и в Волгоградской области. В Татарстане та же ситуация, а в Волгоградской области нужен один титульный фермер, которого мы будем показывать по телевидению, снимать красивую картинку…

Мировой каравай

– Как раз о вашей международной акции «Каравай мира» хотела поговорить. Акция стала уникальной. Как вообще родилась идея?

– Да я даже не знаю (смеётся). Ехал мимо полей и решил, а почему бы и нет? У меня вообще столько идей, столько идей! Я взял и написал в Фейсбуке, что, мол, хочу вот такую акцию провести. Кстати, одними из первых нам прислали зерно фермеры из Украины, из Днепропетровска. Помню, в поезде «Киев – Баку» бравые азербайджанцы отдали мешочек с пшеницей, который украинцы передают русским. Нам из Израиля присылали зерно, его мы в центральной синагоге получали…

Та самая печь, в которой пекли «мировые караваи»
Фото: Алексей Копаев/ Volganet.net

– Сколько всего стран приняло участие?

– Сейчас даже и не вспомню точно, но порядка 35. А регионы России все отметились, кроме Якутии и Дагестана.

– Сколько килограммов в общей сложности получилось?

– Да около половины тонны! Для акции мы специально притащили гигантский жернов, которому больше 100 лет и на котором ещё в Первую мировую муку мололи. На нём мы смололи всё зерно, замесили тесто. За ночь построили русскую печь, в которой и выпекали хлеб. Народу приехало много, причём не только из России.

– Неужели всё зерно «перепекли»?

– Нет, конечно. Много ещё осталось, тогда мы взяли и засеяли им поле. Теперь у нас своё «поле мира» есть.

– Хороший урожай даёт?

– Не жалуемся (смеётся).

Новое – это хорошо списанное старое

– Андрей Павлович, вы же профессиональный повар у нас? Читала, что многие блюда в меню, которое посетителям мундиаля позиционировали как исконно местное, было еще 35 лет назад разработано вами.

– Это правда! Было забавно видеть названия «старинных казачьих» блюд, которые на самом деле я придумал (ну или позаимствовал) в 1984 году (смеётся).

Было это в начале февраля 1984 года, я поступил на работу бригадиром поваров в ресторан «Казачий курень», который только готовился к открытию. В общем, подготовились, официанты и швейцары в казачьих костюмах, накрахмаленные повара, бармены в бабочках, высокая комиссия из района.

Фото: Алексей Копаев/ Volganet.net

– И что, открылись?

– Нет, открытие решили перенести с 1 марта на апрель. В ресторане было всё: стилизованная одежда, посуда, картины, мебель, а вот национального меню не было. В общем — катастрофа!

Начальник областного управления общественного питания Ширяева вызвала директора ресторана Лущенко и строго приказала: «К 1 марта вся рецептура должна быть!». Тот вызвал меня и строго так: «Ты местный, в калькуляциях и закладках разбираешься. Вот и напиши, что вы тут жрёте!».

Я кинулся за помощью к местному специалисту по казачьей кухне бабе Маше Кузнецовой, а также к другим жительницам хутора Медведев. Общими силами состряпали меню. Лущенко смотрит говорит: «Мяса мало!». Что делать? Взял первую попавшуюся кулинарную книгу, которой оказалась «Польская кухня», и содрал оттуда всё, что можно. Так и появились «Говядина по-казачьи», «Рулька по-казачьи».

Всё меню утвердили, а я получил премию – возможность без очереди купить ботинки «Цебо» и югославский велюровый костюм.

Маршрутами истории

– Вы разрабатываете экологические и исторические маршруты. Что это за маршруты такие?

– Первый маршрут – это путь «из варягов в греки», который проходил по нашему региону. Это переволока между Волгой и Доном, здесь испокон веков на быках перетаскивали товары из Волги в Дон. Сюда же приходил отмстить неразумным хазарам вещий Олег.

Фото: Алексей Копаев/ Volganet.net

Второй маршрут, по которому я вожу, это места, где была первая конно-бычья железная дорога. Я знаю, где были станции, могу рассказать интересные факты. Здесь же проходила оборона Царицына в Гражданскую войну.

Третий маршрут – военный. В нашем районе проходила оборона Сталинграда. Огромный противотанковый ров, тянущийся от Качалино до Дубовки, был вырыт вручную детьми и женщинами за несколько месяцев.

Есть ещё один интересный маршрут: мало кто знает, что до революции Иловлинский район был центром винной и табачной торговли. У нас были гигантские виноградники и табачные плантации.

– То есть, вы возите туристов по историческим местам? Много желающих?

– Когда просят, вожу, но желающих мало. Да и мне некогда этим заниматься. Жизнь крестьянина какая? Встал в 4 утра, впрягся в работу, а такими маршрутами должен заниматься комитет по туризму.

Крестьянин – это звучит гордо

– Вы с такой гордостью всегда говорите, что вы – крестьянин. Большое у вас хозяйство?

– Мы занимаемся мясным и племенным животноводством. Держим порядка трёх десятков коров.

– А ваши легендарные верблюды? Сколько у вас их было?

– Про верблюдов знают все (смеётся)! В прошлую зиму мои 27 верблюдов нанесли мне убытка почти в полмиллиона рублей, поэтому в этом году они поехали зимовать на Красную Поляну к Абрамовичу.

– Абрамовичу?

– Да, приехали представители от него и предложили, чтобы моя скотина перезимовала у него. Благо, площади позволяют, а им верблюдов захотелось. Естественно, я не сопротивлялся.

Фото: Алексей Копаев/ Volganet.net

– Зачем изначально нужны были верблюды?

– У моих предков помимо лошадей всегда были верблюды. Они помогали орошать наши поля, сады, плантации и виноградники. Заводя двугорбых, я как бы отдавал дань традиции. Однако содержать их оказалось убыточно, ведь прибыли они мне не приносили.

– А экскурсии на верблюжью ферму водить?

– И с детей, со школьников деньги брать?! Я так не делал и делать не буду! Для меня ведь ничего не стоит, если дети приедут и посмотрят на верблюдов.

– Плохо быть слишком порядочным!

– Это не порядочность – это слюнтяйство (смеётся)!

Донской чай

– На встрече с Путиным вы сказали, что донские чаи на травах – самые лучшие. Я не поняла, вы что, чай выращиваете? Хотя с вами я уже ничему не удивлюсь…

– Нет, я просто собираю травы и делаю из них чай. Езжу в места, где никто не живёт, собираю травы далеко от дорог. Так и получается полезный, экологически чистый чай.

Фото: Алексей Копаев/ Volganet.net

Причём я собираю травы в определённое время, потому что знаю, когда и какую траву ест скотина. К примеру, корова в марте и сентябре ест полынь, но не будет трогать её в июле. Нужно наблюдать за животными и повторять за ними. Скажем, если чабрец собрать в одно время, он будет тонизировать, если в другое – будет действовать как снотворное.

Похвалил бы, было бы за что

– Андрей Павлович, вы сами получаете, какую-то помощь и дотации от государства?

– Нет, я ничего не получаю. Чтобы что-то получить, нужно сначала похвалить! Мне это не трудно сделать, было бы за что. А просто так хвалить – это говорить неправду. Честное «спасибо» я всегда готов сказать, а врать не умею и учиться не хочу. Я нашёл в себе смелость и сказал Путину правду. Но абсурд заключается в том, что президенту у меня есть возможность высказать своё мнение, а губернатору – нет.

– Вы были депутатом двух созывов районной думы, шли на выборы в областную думу, в Госдуму. Что не сложилось?

– Ну какие у меня шансы были, когда на округе моим конкурентом был Гасан Набиев! Его избирателям «привозили» главы районов, председатели районных дум. Людям говорили, что лучше кандидата, чем он, для нас быть не может. И что в итоге? Одним из первых решений, которое приняла облдума-2016, было то, что депутаты подняли цены на пастбища, приравняв их к пахотным землям, увеличили налог на подворье и убрали налоги на газораспределительные коммуникации. Наверное, газовикам и нефтяникам нужно помогать!

Но когда Набиев прилюдно назвал большую часть населения алкоголиками и тунеядцами, никто из «активистов», которые возили кандидата на встречу с населением, даже не извинился.

Фото: Алексей Копаев/ Volganet.net

– Вы как-то сравнивали нынешнее положение в животноводстве в Волгоградской области с годами войны. Какая-то печальная статистика получается! 

– Давайте просто посмотрим на цифры. На сегодняшний день поголовье крупного рогатого скота в Волгоградской области такое же, как было на 1 марта 1943-го года – около 360 тысяч единиц скотины. Но у Чаянова уже через два года, в 1945-м году, количество КРС достигло порядка 840 тысяч. Сегодня наш комитет сельского хозяйства говорит, что в области поголовье КРС — 360 тысяч, хотя на самом деле максимум 250 тысяч. В то же время в 2014 году поголовье насчитывало 400 тысяч голов крупного рогатого скота.

Как такое может быть, когда на сельское хозяйство сыплются государственные деньги, есть поддержка президента, рынок открыт? К сожалению, пока вопросов больше, чем ответов. А ведь для того, чтобы переломить ситуацию, нужно всего каких-то два года!..

Как вам запись?

38 баллов
Норм Плохо

Зимы не будет: февраль в Волгограде обещает быть тёплым и бесснежным

Волгоградцы за год проели в ресторанах и кафе 14,8 миллиарда рублей