in ,

Алексей Ульянов. Человек-пароход

Об общественных началах, политике, мечтах и гражданской ответственности.

Коллаж Анастасия Левенец/ Volganet

Часто он оказывается на месте происшествия раньше, чем экстренные службы. Его имя знают многие волгоградцы: и под палящим солнцем, и в дождь он ведёт свои прямые эфиры с разных точек города… Всё это об одном и том же человеке – общественнике, социальном блогере, общественном экологическом инспекторе Алексее Ульянове. Он, как настоящий ледокол, «плывёт», раскалывая на своём пути проблемы. С ним и поговорил корреспондент Volganet.

Щёлкнуло!

Volganet: Алексей, начнём с самого главного. Каким таким утром ты проснулся и решил стать общественником?

Алексей Ульянов: Со мной случилась история, которая и подтолкнула к тому, чтобы я занялся тем, чем занимаюсь сейчас. Около девяти лет назад моя машина провалилась под асфальт. Произошло это во дворе дома в Дзержинском районе, через который я ездил постоянно. Там «жила» непересыхающая лужа. И вот однажды утром моя машина ухнула в яму, скрывавшуюся под этой лужей.

Я в шоке, машина разбита, начал звонить везде. Дозвонился до телеканала «Волгоград-ТРВ», журналисты которого после моей десятой просьбы приехали снимать «чудо-яму». Съёмочная группа приехала вместе с Арменом Карленовичем Оганесяном.

– У вас какие-то разногласия есть?

– Я очень хорошо к нему отношусь. Его претензии я воспринимаю спокойно. Возможно, его раздражает, что ученик превзошёл своего учителя. Не могу судить. Но я его уважаю, он занимается важным делом. И уверен, что, если бы мы вместе занимались одним делом, мы бы добились большего.

– Давай вернёмся к яме…

– Так вот, Армен Карленович мне действительно помог, мы выиграли суд у газовой компании, которая в то утро решила раскопать асфальт и даже успела вывезти грунт. Потом мне начали звонить люди, спрашивали, как судились, какие шаги предпринимали…

– То есть, должно было щёлкнуть?

– Щёлкнуло здорово – на 300 тысяч рублей. Но с того времени я начал консультировать людей.

– Мне кажется, что широкую узнаваемость ты получил благодаря различным акциям. Я не ошибаюсь?

– На самом деле я стал проводить различные акции, ворвался. Я их легко генерирую, разрабатываю, причём, опираясь исключительно на законы.

– Помню твою акцию с раскрашенным асфальтом вокруг ям…

– Ею я горжусь! Мы провели её в Волгограде 7 лет назад, а потом она стала общероссийской. Впервые мы обвели ямы звёздами на улице Танкистов в Дзержинском районе. Мы назвали эту улицу Аллея Славы чиновников. Потом по всей России начали обрисовывать ямы. Мы привозили разбитые бездорожьем покрышки к стенам администрации. Много разного было…

Центр притяжения

– Алексей, ты постоянно занимаешься проблемными вопросами горожан. Люди тебя сами находят или ты сам ищешь, с чем бы ещё разобраться?

– (Смеётся). Меня и проблемы, и люди сами находят. Вот только сегодня поехал в Кировский район общаться с жителями, стоим, разговариваем. Подходит женщина и спрашивает, где находится управляющая компания. Оказывается, у неё уже шесть лет течёт крыша, а УК ничего не делает, чтобы ситуацию исправить. У меня в это время идёт прямой эфир, женщина мне рассказывает свою историю. И так получается очень часто. Вот на днях обратились жители дома с улицы Землячки, у которых в подвале протекла канализация. Разрыв устранили, а вонь и грязь остались. Развелись гигантские тараканы, причём в этом же доме находится детская библиотека. В УК люди обратились – никакой реакции, поэтому нужна моя помощь. Напишу соответствующие обращения куда нужно, и тогда, думаю, реакция будет.

– А люди сами не могут этого делать?

– Знаешь, чего я добиваюсь на самом деле? Чтобы люди сами начали шевелиться. Я всем говорю: «Если вам не нужно решать ваши проблемы, то мне тем более!». Если вы будете приходить, писать, встречаться с контролирующими органами, то я готов помогать. А под лежачий камень вода не течёт.

– Где ты берёшь силы и время на такую работу?

– На самом деле я трачу не так много времени в день. Максимум – час, и то — попутно. Например, еду по своим делам и заезжаю к тем, кто звонил и просил помощи. Ну и вечером, может быть, трачу час, чтобы написать в ту или иную инстанцию. Я всегда объясняю людям, куда я пишу, что именно. Но люди в большинстве случаев просто не верят, что таким образом можно решить их проблемы.

Многие говорят: нам из органов власти пришла отписка. Но человек не знает, что такие «отписки» можно обжаловать в прокуратуре.

– Многих просто пугает такой путь

– Да, некоторые говорят: «Мы не хотим проблем. Вот сейчас напишем на УК в прокуратуру, а она начнёт на нас косо смотреть». Да пусть смотрит! Впредь все вопросы уже по звонку будет решать, а не ждать, когда ей прилетит сверху, например, от Госжилнадзора.

– Большинство просто полагает, что госорганы вообще не работают.

– Совершенно ошибочное мнение! За все годы своей деятельности я много раз убеждался, что они ещё как работают. Но нужна твёрдая позиция волгоградцев. Многое из того, чего мы добились за последние годы, это заслуга самих горожан, благодаря тому, что люди писали, отстаивали свои права, а не опускали руки.

Про дороги и проблемы

– Одна их твоих любимых тем – дороги. Но, смотрю, негативных отзывов от тебя становится всё меньше. Это что — смена позиции?

– Я свою позицию не меняю – я констатирую факты. Далеко не каждый город может похвастаться, что в нём ремонтируют 39 дорог. А Волгограде такая работа ведётся. Причём я постоянно езжу на объекты, проверяю и вижу, что действительно кладут хороший слой асфальта. При этом, когда в последний раз дороги начинали ремонтировать в июле? В лучшем случае – в сентябре или октябре, в снег, в дождь!

Как ведётся ремонт дорог Алексей Ульянов отслеживает регулярно

Но и никого и не хвалю. Я не пишу, что вот какая власть молодец! Я слежу за тем, что происходит и даю отчёты в Интернете. Я, конечно, не профессионал, но у меня уже есть измерительные приборы, я знаю ГОСТы и СНИПы. Мне уже даже чиновники говорят: «Алексей, с тобой приятно общаться, потому что ты понимаешь, о чём говоришь, и говоришь на языке терминов».

– А если систематизировать? Какие основные проблемы на сегодняшний день существуют в Волгограде?

– Благоустройство, экология. Остро стоит вопрос отсутствия в городе нормальных тротуаров. Существующая программа «Безопасные качественные автомобильные дороги» не подразумевает ремонт тротуарных частей. Но уже сейчас прорабатывается вопрос, чтобы на деньги местных бюджетов отремонтировать тротуары там, где уже сделали дороги. Да, это будет не в нынешнем году. Но, по крайней мере, об этом уже говорят и думают, откуда взять деньги.

Много вопросов по мусору… Но постепенно проблемы решаются. Например, убрали гигантскую свалку с острова Сарпинский.

Финансы и патриотизм

– Не могу не задать этот вопрос. Ты столько времени всё же посвящаешь общественной деятельности, а когда время на работу остаётся? У тебя же, насколько я знаю, четверо детей? Или ты за общественную деятельность и получаешь?

– Да, у меня четыре дочери. Но за то, что я делаю для людей, я не получаю ни копейки, хотя некоторые в это и не верят (смеётся). У меня есть свои источники дохода, да, в каких-то моментах я зарабатываю на информации и не привязан к одному месту работы с 8 и до 18. Ну, а кто кому мешает делать так же? У меня, по сути, нет выходных – я чем только ни занимаюсь!

 

 

– А как семья твоя реагирует на статус общественника? Особенно интересно мнение супруги.

– Моя супруга Елена поначалу постоянно твердила: «Зачем тебе это надо?». А теперь сама видит проблемы и говорит, что их нужно решать. Люди меняются. Она тоже поняла, что многое при желании можно решить. И не нужно быть семи пядей во лбу, не нужно быть блатным, крутым! Нужно быть просто волгоградцем!

– Ты – патриот?

– Я патриот, я люблю свой город, в нём я родился, живу, в нём родились и будут жить мои дети. И поэтому хочу, чтобы в нём не было проблем. Может быть, меня обвинят в подмазывании власти, но и власть хочет, чтобы город был лучше, красивее, чтобы в нём были рабочие места!

– С рабочими местами в Волгограде довольно плохо…

– Ну, это как посмотреть. Кто хочет, тот находит работу. Например, заводу «Красный Октябрь» в данный момент требует более 200 человек – сталевары, сварщики, крановщики, всего 12 специальностей.

Но волгоградцы не хотят идти, потому что зарплата в 20-25 тысяч не для них. И зачем говорить о строительстве новых предприятий с численностью рабочих, к примеру, шесть тысяч человек? Кто туда работать пойдёт? Опять к нам со всей России приедут, а горожане продолжат ныть.

Я даже запустил проект «Иди работай!», в котором рассказываю о различных профессиях на наших предприятиях.

– Алексей, ну вот что с волгоградцами не так? Почему жители города-героя любят фразу: «Всё плохо!»?

– Я не знаю! Я как юный натуралист: вижу проблемы — и говорю. Но я никогда не хаю свою город. Волгоградцы просто почему-то не верят, что завтра может быть лучше, что проблемы могут решаться. Они не видят того, что действительно становится лучше, точнее, не хотят принимать. Они привыкли ругать. Даже если люди видят, что сделали что-то хорошее, они стараются искать в этом проблему.

И логика такая: можно было сделать с золотыми пуговицами, а сделали с бронзовыми, негодяи!

Интернет-любовь

– Но тебе ведь от людей тоже достаётся? Многие задаются вопросом: «Зачем ему это нужно?» и ищут подвох. Это если судить по комментариям в соцсетях…

– Знаю такое. Вместо того, чтобы радоваться, что хоть кто-то пытается решать проблемные вопросы, наши люди садятся за компьютер и пишут гадости. Мол, зарабатывает на этом большие деньги! Я несколько раз звал с собой таких, чтобы они «заработали». Ещё меня обвиняют, что я критикую волгоградцев. А это не критика! Это призыв и надежда, что люди перестанут смотреть сквозь друг друга и сами начнут решать свои проблемы.

– Недавно в Сети появилась картинка, мем. Ты на фото с двумя известными политиками и подпись: «Завтрак Ульянова, обед Ульянова». Не обидно видеть такие вещи?

– Мемы запускают те люди, которые меня заблокировали и не хотят, чтобы я видел, что они пишут. Да я такой контент даже и не читаю. Уверен, что к подобным вещам нужно спокойнее относиться, с улыбкой.

Чем больше о тебе говорят, тем больше тебя знают. Извините, думаю, что с тем человеком, который создаёт эти мемы, никто не просит в магазине сделать селфи. А со мной постоянно просят сфотографироваться.

Я всех, кому не нравлюсь, с удовольствием съем (смеётся).

– Из последнего, кстати. Многих впечатлило твоё фото с пляжным зонтиком, когда ты проверял, как чувствует себя склон «Волгоград Арены» после дождя. После этого тебя называли и Мэри Поппинс, и сравнивали размеры твоего зонта с губернаторским чёрным зонтиком…

– Сам посмеялся! А мой зонт, кстати, круче, чем у Бочарова! На самом деле, мне всё равно, что там пишут и как шутят. Мне было с ним удобно. Камеру дождь не заливает, и я спокойно мог продолжать прямую трансляцию.

Зонтик Ульянова впечатлил многих волгоградцев

– Кстати, я обратила внимание, что ты почти никогда не вступаешь в полемику с негативно настроенными комментаторами. Это принципиальная позиция?

– А зачем я буду опускаться до их уровня? За меня иногда комментируют и ставят на место мои подписчики, а вот это уже дорогого стоит. А человек общается ровно на том уровне, на котором он находится сам. Зачем мне спускаться вниз?

Чиновники не крестятся

– Алексей, вот не совру, если скажу, что ты уже как бревно в глазу у чиновников. Постоянно пишешь, вопросы неудобные задаёшь. При встрече с тобой чиновники ещё не крестятся?

– Провокационный вопрос (смеётся)! На самом деле, не крестятся. Более того, меня уважают и даже благодарят, что я обратил внимание на ту или иную проблему. Да и к моим вопросам относятся с вниманием. Уверен, что и прямые трансляции мои смотрят.

Да и нельзя слово «чиновник» приравнивать к ругательству. У нас, например, главы районов в Волгограде очень активные. Вот глава Ворошиловского района Роман Сучков скоро меня переплюнет, станет настоящим социальным блогером. Он постоянно на связи с людьми, постоянно в разъездах.

А глава Кировского района Сергей Семененко! Тот вообще на мотоцикле по району ездит и смотрит, где какие проблемы есть. Вот такой должна быть власть – ближе к народу.
Да и глава города Виталий Лихачёв – большой молодец. Он готов идти на контакт, помогать в решении вопросов. Другой вопрос, что в нашем регионе почему-то выстроилась очень жёсткая вертикаль власти, и город не имеет самостоятельности — всё решает только областная администрация. Есть дирижёр, который дёргает за ниточку и отойти от «концертной программы» практически не реально. Да и денег в бюджет выделяется очень мало. Если бы всё, что зарабатывал город, оставалось в нём, через два года мы Волгоград бы не узнали!

Политический горизонт

– Алексей, как бы это мягко сказать, некоторые оппоненты тебя обвиняют в политическом многолюбии: то одну партию сменил, то другую. Что с твоими партийными пристрастиями?

– Обвинять можно в чём угодно. На самом деле, я сначала состоял в партии «Родина», причём был в ней четыре года. Ушёл из-за того, что сменился руководитель. Потом были коммунисты и ЛДПР.

– А зачем Ульянову вообще партия?

– Я баллотировался в депутаты сначала облдумы, потом гордумы. И я прекрасно отдавал себе отчёт, что пройти по голосам, собранным законным способом, практически невозможно в нашей стране. С партийным «добром», по списку, это сделать гораздо проще.

– Не срослось?

– Увы. Партии на самом деле тот ещё цирк. Сначала говорят одно, а делают совершенно иное. Например, на эти выборы ЛДПР меня также включили в облдуму, но предложили идти по Краснооктябрьскому округу. Я сразу сказал: либо я иду по своему Дзержинскому, либо никак. На что мне был ответ: «Ну там же Соловьёва!».

Тогда я принял принципиальную позицию, что вообще не буду баллотироваться. Но это не последние выборы, и я уверен, что у меня есть перспективы в этом направлении.

Я уже давно не делаю каких-то необдуманных вещей. Я стараюсь подходить ко всему правильно, если ставить вопрос, то конкретно. Почему сейчас любые СМИ мою новость берут, не проверяя? Потому что знают, что информация достоверная.

Почему? Потому что я создал свой стиль работы, я проверяю информацию и уверен в ней на сто процентов. И мои доводы почти всегда находят подтверждение в госорганах.

Экология и мечты

– Алексей, а ты же ещё и общественный экологический инспектор. Как на этом поприще складывается?

– Я думаю, что, если бы облкомприроды мог бы, он бы уже давно отобрал у меня это удостоверение. Но меня защищает закон, который инициировал Президент, и по которому год мой статус неприкосновенен. Хотя, конечно, в комитете могут его не продлить, завалив на экзамене.

– Что, слишком много головной боли им доставляешь?

– Да, я же жалуюсь, в том числе, и на комитет. Хотя, с другой стороны, в последнее время чиновники стали воспринимать эти жалобы более здраво. Мне даже говорят, что без здравой критики не видно ошибок, а так меняться легче.

Экологические проблемы сейчас одни из самых важных, о них нужно говорить. Нужно толкать власть, чтобы она предпринимала действия.

Например, с моей помощью люди, живущие в Городище рядом с асфальто-бетонным заводом, создали инициативную группу. На них обратили внимание местные власти. По крайней мере, с главой Городища у них состоялся конструктивный разговор. Надеюсь, мы сможем помочь, ведь они живут просто в нечеловеческих условиях.

В Краснооктябрьском районе по моим заявлениям прикрыли незаконно работающий нефтеперерабатывающий заводик. Возбудили уголовное дело, предприятие зарыли.

Ситуация с «алюминькой» также хороший пример. Рядом с полями-накопителями там выжгли несколько гектаров земли. Ущерб, нанесённый природе, оценили в 30 миллионов рублей, возбудили уголовное дело.

Но, чтобы решать такие вопросы, чаще всего нужен промежуточно демпфер. Я как раз в роли него и выступаю — в роли демпфера между властью и людьми. Я адресую вопросы людей властям на понятном им языке, а потом перевожу населению, чего ждать и в какие сроки. Вот такой вот труд. Я занял эту нишу, может быть, и сам того не желая. А теперь уже деваться некуда.

– А бросить никогда не хотелось?

– Ещё как хотелось – несколько раз руки буквально опускались. Ты помогаешь, а взамен получаешь плевки в спину. Но потом я понял, что кто-то должен заниматься и этим. А кто, если не я (смеётся)!

– Есть ли какая-то мечта у тебя?

– Я хочу, чтобы у людей исчезло потребительское начало: мне все должны, а я ничего не должен. Я хочу, чтобы наше общество изменилось, стало более активным, более ответственным.


– Неужели ты перед сном лежишь и об этом мечтаешь? Никогда не поверю!

– Я на самом деле очень хочу, чтобы жизнь поменялась! Чтобы мои дети жили в красивом и чистом городе, в красивой и чистой стране! И я сам делаю всё возможное, чтобы изменить наше сознание!

Как вам запись?

37 баллов
Норм Плохо

Волгоградское УФАС возбудило дело в отношении похоронной компании «Память»

Камышинский арбузный фестиваль вошёл в ТОП-5 самых необычных летних праздников в России