in ,

Армен Оганесян. О дорогах и …

Защитник прав автомобилистов, контролёр дорожного ремонта – он один из немногих, кто не боится называть вещи своими именами.

Коллаж Андрей Цветков/ Volganet

С Арменом Оганесяном можно говорить очень долго – о любви к России, о любви к Армении, о дорогах, ОНФ, общественном сознании, долге и патриотизме, политике, снова об Армении, снова о дорогах. Разговора с ним хватит на десяток интервью. Однако Volganet решил побеседовать с Арменом Карленовичем не просто как с интересным собеседником, а как с руководителем ВРО ООД «Движение автомобилистов России», членом волгоградского регионального штаба ОНФ, куратором проекта «Дорожная инспекция ОНФ/Карта убитых дорог». Но даже разговор на такую, казалось бы, узко заданную тему получился долгим и обстоятельным, причём речь шла, опять же, не только о дорогах…

«Со мной невозможно договориться»

Volganet: Армен Карленович, не ошибусь, если скажу, что многим чиновникам вы как та кость поперёк горла. Почему?

Армен Оганесян: расскажу одну историю. Когда в Волгограде появились новые иногородние компании, они понимали, что качество их дорожных работ будет нами очень тщательно проверяться, и кое-кто из них захотел «познакомиться поближе» с теми, кто будет проводить независимую экспертизу качества их работ. С некоторыми из них мы встретились в простой кулинарии. Они приехали, мы сели за стол. Заказали кофе и перед началом нашего разговора я сказал: «До того, как вы будете мне что-то говорить, хочу сказать, что взяток не берем, глаза на нарушения закрывать не будем и будем требовать, чтобы всё было честно и качественно!». В итоге мы просто выпили по чашке кофе, поговорили о том о сём и разошлись.

Потому меня и не любят – со мной невозможно «договориться» и меня невозможно «купить». Если работа сделана некачественно, мы так и скажем.

 

Руководитель ВРО ООД «Движение автомобилистов России» Армен Оганесян.
Фото: из личного архива

– Но давайте о дорогах. Не так давно мы беседовали относительно новых схем движения на дорогах Волгограда. И всё же хочется ещё раз спросить: почему в городе складывается такая парадоксальная ситуация, когда схемы часто не продуманы, их постоянно меняют и переделывают?

– По своему первому высшему образованию я – инженер-кибернетик. Учась в вузе, я проходил такую тему, как «моделирование систем». Мы задавали параметры, загружали компьютерную программу, хотя в 70-х годах она очень отличалась от того, что есть сейчас. Тогда это были целые залы аппаратуры, которые сейчас заменяет один серьезный ноутбук. И программа выдавала расчёт и графику того, как и что может быть на том или ином участке дороги, при тех или иных условиях. Сейчас, при теперешнем развитии науки, техники, образования выяснить, как будет работать та или иная схема, можно за несколько секунд. С развязками, например, на Нулевой продольной, нужно было просто провести исследование и посмотреть, что и как будет работать.

В чём проблема нашей страны, а Волгограда вдвойне? В том, что у нас нет специалистов. Хороших, грамотных специалистов можно пересчитать по пальцам одной руки.

Остальные – это менеджеры. Я вообще принципиальный противник того, чтобы государством, регионом, городом управляли юристы. Это крайне неправильно, ведь юристы – это люди, узко ограниченные в своём мышлении законами. Любой структурой должен управлять инженер, потому что он мыслит, как аналитик, может просчитать последствия, сопоставить причины и следствие и сделать правильные выводы.

Что касается специалистов, то у нас, в ВРО ООД «Движение автомобилистов России», есть член правления Дмитрий Комаров. Это исключительно грамотный человек, который отвечает за организацию дорожного движения. Имеет профильное образование. Вот его пригласили на два года по контракту на Сахалин: для крупнейшей газовой компании он разрабатывает транспортную логистику. И вот такие специалисты нужны Волгограду — молодые, талантливые и амбициозные.

Изначально все круговые движения в городе – это была его идея, которую я поддержал. Ещё в 2011 году, на основании анализа опыта передовых стран, мы говорили, что во всех нормальных странах используют именно эту схему, поскольку она стопроцентно нивелирует такое понятие, как «лобовые встречи», снижает число ДТП, успокаивает движение. Но круговое движение должно быть нормально организовано. Если на участке в три метра поставить круг, то это пародия. Самое обидное, что муниципальным властям сегодняшний закон позволяет менять схему каждый день, тогда как любые изменения в дорожном движении должны быть опробованы и согласованы.

То, что мы сегодня видим на дорогах города, демонстрирует уровень как нехватки специалистов, так и компетенции чиновников профильных служб администраций.

 

Полномочия сотрудников ГИБДД ограничили, они теперь права голоса не имеют. Они могут только видеть несоответствие и выписывать предписание поменять схему. Если оно не выполняется, то на администрацию накладывается штраф, который оплачивается из бюджета, а не из карманов чиновников.

Дороги без хозяина

– И каков выход?

– Выход простой: у дорог должен быть хозяин, который отвечает за всё. В Волгограде же часть дорог вообще не имеет хозяина. Получается, что часть магистралей передали на баланс области, чтобы не содержать из скудного городского бюджета, а часть вообще никому не принадлежит. Я боюсь ошибиться с цифрами, но это сотни километров, которые просто не стоят на учёте. Получается парадокс: чем больше в муниципальном образовании дорог, тем больше средств ему должны выделять на их содержание. А у нас есть «дороги-призраки», без паспорта, а, значит, их для чиновничьей машины и бюджета не существует.

Необходимо паспортизировать все дороги, и только после этого получится ясная картина.

 

– Но этим вопросом должны заниматься профильные чиновники. Почему не занимаются?

– Мы должны работать во благо нашего населения – это мое кредо. Хоть я и тружусь на общественных началах и получаю комбинацию из трёх пальцев, но делаю это с полной отдачей, стараясь, чтобы людям было комфортно. И то же самое должны делать те люди – чиновники, которые работают за неплохую зарплату. Есть люди, которых я уважаю, настоящие профессионалы и специалисты своего дела, но дружба дружбой, а служба службой. Котлеты и мухи должны быть отдельно. Так вот, если я вижу, что чиновник работает плохо, я говорю ему это в глаза. Не тот порядочный, кто в рот заглядывает, если не сказать хуже, а тот, который в глаза смотрит и правду говорит.

На мой взгляд, Андрей Иванович мог бы периодически встречаться с координаторами ОНФ по различным национальным приоритетным проектам и узнавать, какие проблемы не решаются в области. Очень многие губернаторы Российской Федерации сделали «Карту убитых дорог» ОНФ своей настольной книгой. С этой карты они начинают день, а вечер ею заканчивают. И такая коммуникация руководителя региона с ОНФ однозначно пошла бы на пользу жителям региона. Самое интересное, что он сам выходец из ОНФ и не может не понимать этой пользы.

Да, следует отметить, что дорог отремонтировано немало. Дороги-то сделали, но как?

Качество ремонтных работ на многих участках оставляет желать лучшего. И как только я об этом говорю, профильные и ответственные чиновники думают, что я не патриотичный.

Но в моём понятии патриотизм – это то, что мы делаем для Отчизны хорошо. Патриотизм – это когда дорогу сделали и минимум на пять лет забыли о её существовании, потому что она настолько качественно сделана.

Как на Западе делают дороги? Фирма, которая выполнила ремонт, её же и обслуживает 5-7 лет. За обслуживание полагаются существенные деньги. И компании делают всё настолько хорошо, что потом на обслуживание тратят копейки, а всё остальное кладут в карман.

Слава Богу, на уровне Федерации уже поняли это. И сейчас рекомендуют всем регионам заключать контракты жизненного цикла.

Армен Оганесян на съемках программы «Общественная экспертиза»
Фото: из личного архива

Недавно я был на региональном заседании по проекту «Безопасные и качественные дороги». К счастью, в области уже осознали, что, во-первых, нужно заключать договоры жизненного цикла, а, во-вторых, согласовывать вопросы дорожной инфраструктуры с жителями.

Председатель областного профильного комитета поручил подготовить документы для заключения контрактов жизненного цикла.

Проблемы жителей чиновников не волнуют

– Я знаю, что благодаря вашему личному участию, участию ОНФ удалось решить проблему жителей с улицы Кузнецова в Краснооктябрьском районе. Расскажите, что за ситуация там сложилась?

– Ситуация очень простая. В апреле этого года начался ремонт улицы Кузнецова, которая более 30 лет не видела ремонта. На ней находилась знаменитая яма Волгограда, считавшаяся самой большой в городе. Её размеры были внушительны: 6х3 метра и глубина более 30 сантиметров. Эта улица на «Карте убитых дорог» была в топе и набрала наибольше число голосов, поэтому мы настояли на её ремонте.

Когда ремонтники приступили к работам, они отфрезеровали старое покрытие, а так как места складировать старый асфальт не нашлось, привезли и высыпали огромные кучи у высотки на пересечении улиц Менделеева и Ерёменко. «КамАЗы» со старым асфальтом приезжали даже ночью, устраивая невероятный шум и мешая людям спать. Много жильцов позвонили в ОНФ с жалобами на такой беспредел.

Я, как представитель ОНФ, начал разбираться с этим вопросом. Вместе с главой района Иваном Дроновым мы встретились с жителями. В итоге администрация пообещала до конца месяца убрать эти огромные кучи. Я очень рад, что господин Дронов сдержал свое слово и вся эта площадка очищена уже с 25 мая.

Второй вопрос, о котором говорили жители, — тротуары. В своё время Бочаров приезжал туда вместе с Лихачёвым, обещая: всё будет. В результате тротуары просыпали крошкой, а рядом поставили несколько павильонов (самое интересное, что в соответствии с новой схемой размещения торговых объектов). В итоге люди просили, чтобы у них была нормальная дорожка, а не магазины на пути. Мы обсудили схему, приняли решение, как будет располагаться пешеходная зона, дорожники теперь должны её воплотить в реальность. То же самое с освещением, которого там не было никогда. Нам пообещали, что установят фонари.

Жители были очень довольны исходом встречи, благодарили ОНФ.

– А напрямую обращения во властные структуры не помогали?

– Получается так.

– И часто с мёртвой точки решение вопроса сдвигается только благодаря ОНФ?

– Почти каждый день такие ситуации. Ежедневно в ОНФ у нас проходят встречи, совещания по жалобам из самых разных сфер. В советское время у нас была «Книга жалоб и предложения», вот и мы стали такой книгой.

– Армен Карленович, по-вашему, без общественников никуда?

– Ой, я знаю некоторых общественников, которые поменяли все партии и готовы бежать туда, где заплатят больше. Самое главное для человека – быть порядочным.

Есть отличный армянский анекдот: «У армянского радио спрашивают: от чего лучше умереть – от сифилиса или от диареи? Армянское радио отвечает: лучше умереть мужиком, чем засранцем».

Человек должен по жизни быть мужиком, быть порядочным, отвечать за свои действия и свои поступки. Если же тот, кто называет себя общественником, ставит свои корыстные цели превыше всего и ничем не гнушается, то что говорить о таком? Примеры подобных общественников в Волгограде есть, не буду называть фамилий. Поэтому согласование с такими «общественниками» выглядит сомнительно.

Жители России отдали более 1,1 млн голосов за ремонт участков, отмеченных на интерактивном ресурсе ОНФ «Карта убитых дорог».
Фото: ОНФ

Ведь кто такие общественники? Это люди, которые являются представителями сообщества и помогают решать те или иные проблемы, которые возникают по вине власти.

«Только гнёзда ласточкам не вьёт»

Как получается с властью диалог выстраивать?

– К сожалению, у нас всё далеко не так, как должно быть. Глава региона не должен заниматься узкими хозяйственными делами, он должен осуществлять общее руководство. А в Волгограде сложилась парадоксальная ситуация, когда все решения относительно судьбы города принимает областная администрация. Это не является правильным и не идёт на пользу городу.

– Может быть, в областной администрации боятся конкуренции в лице, скажем, руководства города?

– Есть 131-й Федеральный закон о муниципальных образованиях, и все органы власти, в том числе и губернатор региона, должны придерживаться требований данного Закона о разграничении полномочий властных органов.

Никому из них, даже Герою России, не дано право нарушать этот Закон. А в Волгограде множество непонятных моментов, из-за которых ОНФ поднимает шум и требует от властей объяснений. Например, областная администрация купила десять автомобилей Toyota Camry стоимостью более 2 миллионов 200 тысяч рублей каждый, если не ошибаюсь.

Получается, что за десять машин отдали 22 миллиона рублей. В этих Toyota были абсолютно все навороты, в том числе, насколько мне известно, вентиляция и массаж спины. А это лишние деньги. Не надо, чтобы чиновнику спину массировали за счёт других!
У нас огромное количество проблем, которые нужно решать. Сотни аварийных домов, необеспеченность жильём детей-сирот.

Я, конечно, понимаю, что чиновникам по кайфу, когда их попа и спина вентилируются, но это на ходовые качества машины никак не влияет.

И, если бы эти Toyota взяли без дополнительных функций, типа массажа спины, то на сэкономленные деньги можно было бы купить сиротам две квартиры.

И вот такой подход у нас во всём: у нас только PR и разговоры о социальной ориентированности.

– А на деле?

– На деле рейтинги показывают, что Волгоградская область далеко не на передовых позициях. СМИ получают гигантские гранты и продолжают писать, что у нас всё хорошо, потому что музыку заказывает тот, кто даёт деньги.

Кстати, общественники тоже появляются только там, где буксует власть. Если власть делает всё нормально, то и общественников нет. Потому что они не нужны: власть сама решает проблемы населения.

Андрей Бочаров в Волгоградском перинатальном центре.
Фото: администрация Волгоградской области

Да и руководитель должен быть таким, что и без него система будет работать как часы. И не нужно личного присутствия везде – в садах, школах, роддомах, на дорогах, в парках. Этим должны заниматься специалисты, получающие деньги.

А когда глава только что ласточкам гнёзда не вьёт – это не работа. Это говорит лишь о том, что приближаются выборы.

О перевозчиках и перевозках

– Как вы считаете, как будет складываться ситуация 8 сентября?

– Ну, начнём с того, что сегодня, на мой взгляд, абсолютно всё в действиях власти больше заточено под 8 сентября, чем на решение реальных проблем. Справедливости ради стоит сказать, что за последние пять лет в регионе произошли существенные изменения. Но я лично ожидал гораздо большего. Например, я не ожидал, что после того, как подрядчик сделает дорогу на проспекте Жукова, она через полгода начнёт расслаиваться. Когда три года назад на конференции ОНФ я сказал, что боюсь ошибиться, но дороги у нас делаются на 2-3 года, вице-губернатор Блошкин заявил: «Армен Карленович, вы опять негатив льёте! Хорошо же делают!». И сейчас мы видим, что я оказался прав. Нельзя тратить миллиарды и получить дороги с проблемным качеством.

Или то, что сделали с общественным транспортом! Не может быть власть любима народом, если она просто насилует этот народ. Как понимать решения власти с приходом, например, «Питеравто»? В Волгограде было много маршруток. Власть должна была сделать следующим образом: прийти к предпринимателям и сказать, например: «Правила игры меняются! Если вы купите в течение полугода новый подвижной состав, то вы остаётесь на своих маршрутах, в рамках новой транспортной схемы!».

Те, кто хотел, взяли бы кредиты, купили новые автобусы и получили маршрутную карту на пять лет. А у нас просто взяли и выкинули людей с рынка на улицу, забрали рабочие места, забрали доходы у сотен семей. И ещё: если мужчина, кроме как водить маршрутку больше ничего не умеет, что ему делать? Либо грузчиком идти, либо спиться, либо вообще гоп-стопом заняться! Власти сами создают социальную напряжённость.

Другой момент. В своё время «прокол» на Тулака проектировался с расчётом на то, чтобы связать троллейбусной линией весь город. Это было бы очень удобно, сел в троллейбус в Красноармейском районе — и вышел на Спартановке, то есть, была бы общая сеть и связь всех районов единым транспортом. Что сделали у нас? Просто закрыли троллейбусные линии на юге города. А с 1 июля собираются количество вечерних рейсов троллейбусов и трамваев сократить.

– Для чего это делается?

– Ну, дважды два – четыре. Предполагаю, что «Питеравто» не получает тех прибылей, которые ему обещали.

Мне обидно видеть такую ситуацию и упущенные возможности!

У Бочарова был огромный карт-бланш, и что в итоге? Важные сферы отдаются в так называемое государственно-частное партнёрство. Тарифы в регионе высокие! Во всех сферах у нас имеются серьезные проблемы!

– А какие перспективы у региона, на ваш взгляд?

– К сожалению, доверчивых людей, которые верят обещаниям и покупаются на них, у нас много. Есть такие, кто думает, что солнышко встаёт только потому, что Ясноликий появился. Но народ всё видит! Если всё продолжится в таком же духе, то, как мне кажется, над нами не будет смеяться только ленивый.

Сейчас к выборным процессам подключили совет ветеранов, совет женщин, скоро подключат совет инвалидов, совет рыболовов. Этим руководитель сам себя дискредитирует. Мой тесть ветеран, ему 90 лет. Нельзя использовать имена ветеранов на выборах, это крайне аморально. У нас так мало ветеранов осталось, их нужно было освободить от всех коммунальных платежей, налогов. А у нас власть пиарится за их счёт. Сейчас нужно доказывать своими делами, а не словами.

«Меня в губернаторы не выберут – многих пересажаю»

– Может, вы в губернаторы пойдёте?

– Меня не выберут! Я знаю, во всяком случае надеюсь, что в роли губернатора я был бы отличным руководителем, потому что я до маразматизма порядочный и не терплю подхалимства, лжи и лизоблюдства. А меня не выберут, потому что я пересажаю многих чиновников. Я подозреваю, что взяточников у нас при власти немало. Борьба с коррупцией у нас только на словах?

– Насколько нам известно, ранее вы были очень успешным бизнесменом. Почему сменили сферу деятельности?

– У меня действительно был крупный бизнес, мог многое себе позволить, менять машины несколько раз в год, ездить за границу каждые два месяца. Но сейчас я стал общественником и рад этому. Хоть и не могу позволить всего того, что мог раньше, зато я помогаю людям. Хотя «интересные» предложения, которые вновь сделали бы меня богачом, мне поступают с постоянной периодичностью. Но я не договорной, чему очень рад. Я договариваюсь только с Законом. Ведь я стольким солидным людям стою поперёк горла, что если бы за мной были нарушения закона, то меня бы давно пригласили…

– Армен Карленович, давайте вернёмся от политики к дорогам. Верите ли вы, что ситуация с дорогами в Волгоградской области и в России может измениться?

– Три года назад я участвовал в большой конференции ОНФ в Ставрополе, в ней участвовал и президент страны. На форуме я предложил вариант, как раз и навсегда можно решить дорожные проблемы в Российской Федерации.

Вот средство: персональная уголовная ответственность руководителя дорожной структуры, профильного чиновника администрации, профильного вице-губернатора за плохое качество дорог с полной конфискацией имущества. Я гарантирую: дороги стали бы идеальными.

Не хотите делать сами? Китайцы в очереди стоят. Они за два месяца делают то, что мы строим три года. Мы «похоронили» всех наших волгоградских дорожных строителей. Аморальная позиция администраций области и города привела к тому, что в 2008-2011 годах у нас пропали все дорожники. Кого-то посадили, кто-то всё продал и уехал, кто-то обанкротился. У нас нет специалистов!

Команда Волгоградского ОНФ.
Фото: из личного архива Армена Оганесяна

Мы платим Самаре, Ростову, Саратову и другим вместо того, чтобы платить своим же фирмам! Неужели в огромной области из 2,5 миллионов населения у нас нет тысячи человек, которые могут работать в местном государственном или муниципальном предприятии?!
И всё же я вижу, как медленно, со скрипом, но дорожная отрасль города и области возрождается. Недавно участвовал в работе серьезного «круглого стола» в Москве, на площадке МАДИ, посвящённого проблемам дорожной отрасли. Было много свежих идей и предложений, но одна идея мне очень понравилась.

Я считаю, что необходимо возобновить все положительные опыты советского обучения. В советское время специалистов готовили по госзаказу, зачастую они кроме стипендии получали еще и надбавку к стипендии от будущего работодателя. Все летние практики необходимо было проводить у потенциального работодателя, как говорят, «на земле». Раз в неделю проводить уроки на предприятии потенциального работодателя, знакомясь со всеми нюансами производства. После окончания института выпускник должен отработать на производстве не менее трех лет, а далее, если он хочет, может перейти на другую работу. Предприятия могут связать выпускника с собой, если выдадут ему дополнительно жилье, но уже выпускник должен отработать, к примеру, не три года, а десять лет, могут дать повышенную зарплату, тоже мотивируя остаться. Вот это очень хорошая идея и ее надо воплотить в жизнь. Очень приятно, что в руководстве страны такую идею поддержали.

– А как вам ситуация с камерами фиксации ПДД, которые находятся в частных руках?

– Я уже три года борюсь с этим явлением. Но, наконец, на уровне Федерации поняли, что это непорядок, когда камеры в частных руках. Что такое частные руки? На каком-то из заседаний облдумы Дорждеев рассказал, что планируется собрать в бюджет 1 миллиард 200 миллионов рублей от штрафов. Но в то же время фирме, которая обслуживает камеры, мы должны выплатить 560 миллионов. Это абсурд! Делайте государственное или муниципальное предприятие и платите зарплаты сотрудникам. Тогда расходы уменьшаются в десять раз.

Вот это и есть пример государственно-частного партнёрства – в него уже передали всю Волгоградскую область. В итоге мы теряем сотни миллионов, которые могли бы пойти на ремонт дорог, а не оседать в карманах близких к власти «нужных» людей!

Вице-премьер Акимов заявил о недопустимости такой ситуации и сказал, что безопасностью на дорогах должно заниматься исключительно государство. Пока решение этой проблемы затягивается, потому что камеры – это многомиллиардный бизнес, и его, как я подозреваю, лоббируют очень серьезные люди. Так что, ждем-с…

Как вам запись?

24 балл
Норм Плохо

Большому кораблю: в Волжском спустили на воду уникальный танкер

Достоевский на ночь глядя: театр жив, а похороны – ненастоящие