in

Антон КОНИН: «Ни разу не пожалел, что выбрал Красноармейский»

Глава самого южного района города – о том, зачем его подчинённым нужны соцсети, как засолка овощей затрудняет уборку мусора, и кто поселился внутри огромного памятника Ленину

Коллаж: Андрей ЦВЕТКОВ / Volganet

Сразу поясним, что Volganet предлагал интервью не только главе Красноармейского района Антону Конину. Мы рассылали предложения в разные управы. Но первым откликнулся именно он. Заранее оговоренного часа на беседу не хватило. Разговор получился более продолжительным. В итоге журналист опоздал на собственный день рождения. О чём, впрочем, не пожалел. Полагаем, не будет скучно и вам, уважаемые читатели.

В сетях

Volganet: Вы первый глава городского района, который согласился на интервью. Спасибо за доверие. Как часто пресса обращается к вам с такими предложениями?

Антон Конин: На самом деле, интервью предложили, наверно, только вы, а за комментариями, действительно, обращаются. В последнее время, правда, это стали делать реже по той простой причине, что мы вполне прозрачно свою деятельность освещаем в социальных сетях. Так что, в основном, пресса просит разрешения использовать информацию и наши фотографии из соцсетей. Мы с удовольствием делимся.

– Ещё до того как это стало трендом, вы на своей странице в Facebook активно участвовали и в дискуссиях, связанных с жизнью района, и к различным другим обсуждениям подключались. Вы, правда, считаете социальные сети эффективным механизмом?

– Перед Новым годом появилось требование обязательного мониторинга соцсетей в системе «Инцидент». Так вот, ещё до введения данной системы, мы этим занимались, по сути, уже три года. У нас это в порядке вещей. Во-первых, средства связи всем позволяют быть постоянно внутри процесса. Помимо того, что у нас у всех компьютеры, рабочие программы, официальный документооборот, переписка, у каждого по направлению его работы в администрации в мессенджерах заведены группы. И в эти группы скидываются скриншоты записей в соцсетях по актуальным проблемам. Стараемся реагировать оперативно.

Мы прекрасно понимаем, что аудитории соцсетей разные. В одной она более вдумчивая, читающая, и там можно подробно обсуждать серьёзные темы. В другой – более эмоциональная, и там необходимо отвечать коротко, ясно и оперативно. Поднимаются самые разные вопросы, и мы на них, разумеется, реагируем. Скажем, есть информация. Негативная. Мы почитали, разобрались где правы, где не правы, что можно подкорректировать.

Даже в том случае, если пользователь соцсети абсолютно критически настроен… Тем не менее… Вернее, тем более, надо ознакомиться с его позицией. Я считаю, что, социальные сети – инструмент абсолютно адекватный и эффективный, ведь помимо того, что мы напрямую даём информацию о своей работе, мы вступаем в прямой диалог, отвечаем конкретным людям.

Есть в соцсетях организованные группы граждан, которые собирают проблемы трудоустройства, коммунального хозяйства и прочее-прочее. Мы к ним относимся, скорее, как к помощникам. И они, действительно, очень здорово помогают.

– Если вам жалуются на какого-то сотрудника администрации, как вы поступаете в таком случае?

– Мы же понимаем, что жалоба может быть объективная, а может быть осознанно сфабрикованная. В любом случае я стараюсь всех людей, которые жалуются на моих сотрудников либо в телефонном режиме, либо в соцсетях, пригласить на личный приём, чтобы оценить объективность этой жалобы. Но независимо от факта приёма, обращение фиксируется, и проводится служебное разбирательство.

– Количество городских сумасшедших, приходящих на приём, с каждым годом увеличивается или наоборот?

– В одной поре, но имеется тенденция к понижению. В том числе и соцсетям за это спасибо. Потому что стараемся общаться и разъяснять.

Я считаю, что у нас на самом деле беда большая есть, и она не только в Красноармейском районе. Львиная доля жалоб идёт не от того, что что-то из рук вон плохо, и кто-то не доработал. Жалобы идут от отсутствия информации. И от того, что с людьми по-человечески не разговаривают. То есть, если объективно и вовремя доносить информацию и разъяснять, что, например, Москва не сразу строилась, а всё шло поэтапно, на пальцах буквально показать эти этапы, то люди вполне нормально реагируют.

На злобу дня

– Как вам удалось выбраться из мусорного кризиса?

– Объективно, мы понимали, что оператор немного не готов ни по логистике, ни по наполнению людскими ресурсами, ни по технике, ни в том числе по средствам, которые должны были у него быть: контейнеры, площадки и прочее-прочее. Может быть, потому что они у нас люди не местные? Уж простите за такое устоявшееся выражение. Не знаю. Но вообще-то, это вещи, которые должны были быть абсолютно просчитанными, иметь чёткую экономическую модель и чётко организованную логистику.

Мы почувствовали, что с этим есть определённые вопросы. Поэтому порекомендовали представителям оператора обратиться к тем компаниям, которые уже работали на территории и имеют понимание, что отсутствие кризиса – это, прежде всего, знание маршрутов и качество обслуживания.

Региональный оператор прислушался и зашёл в договорные отношения с компанией, которая ранее работала на районе, поэтому, по крайней мере, логистика у нас получилась более-менее оптимальной, это первое. Второе, не скрываем, что у нас есть трудности с депрессивным жилфондом, я аккуратно его назову так, который помимо проблемного состояния самих мусорных площадок, ещё своеобразный контингент проживающих имеет. У многих там системность в головах отсутствует в принципе. И это не только мусора касается. В общении с регоператором я обратил внимание, прежде всего, на этот фонд.

Проблемы там копились не один день. Они были задолго до прихода регионального оператора и, могу сказать, что удалось весьма продуктивно совместно поработать. Были устранены даже те свалки, которые существовали с мая и июня прошлого года.

В настоящий момент по району я сильных перекосов по мусору не вижу. Мы работаем стабильно удовлетворительно. До оценки «хорошо» нам ещё далеко.

Хочу отметить, что у нас, как оказалось, есть интересные жители с очумелыми ручками и не очень правомерными наклонностями. Вот они считают, что из новенького пластикового контейнера можно сделать много незаменимых, полезных в быту вещей. В космос контейнеры не запускали – про это не скажу, а использовать их для засолки овощей или для хранения компоста наловчились.

Опять же, выяснилось, что если открутить от контейнера колёса, то их легко можно пристроить к тележке на даче. Это, наверное, на слух весело воспринимается, а в реальности – совсем не смешно… Более того пресекать эти неправомерные действия будем совместно с полицией, оператором и управляющими организациями.

Сделано, скажу откровенно, много. Но не всё доделано. Прежде всего, я говорю про состояние контейнерных площадок. Мы уже пригласили представителей регионального оператора и «управлялок», с ними дорабатываются дизайн и эскиз площадок под евроконтейнеры. Мы не придумывали велосипед. Просто подсмотрели, как это было сделано в городах-миллиониках, как это в Москве и в северной столице организовано.

У нас тоже будут огороженные, стоящие под крышей, замкнутые контейнерные площадки. Возможности выкатить оттуда контейнер без участия дворника и специалиста регоператора не будет. Подразумевается, что жители будут иметь доступ, чтобы выкидывать мусор. Люки контейнеров постоянно будут открыты, поскольку всё это находится под крышей. Я думаю, что мы это доделаем, потому что самая крупная в районе управляющая компания нас услышала и готова в этом участвовать, так как понимает, что однозначно сэкономит на подборе мусора.

– Наш сайт уделяет особое внимание состоянию и развитию городских рекреационных зон. Ваш район, в этом смысле, уникален. По сути, большая такая зона расположена в самом центре Красноармейского. Прорабатываются ли планы использования территорий, прилегающих к Волго-Донскому судоходному каналу и набережной Волги, для организованного массового отдыха жителей?

– Да, планы есть. К сожалению, все не быстрореализуемые, а далеко идущие, поскольку мы, как обычно, упираемся в дефицит трудовых и финансовых ресурсов. Приходится очень тщательно выбирать, в какие федеральные, региональные, муниципальные программы мы точно можем зайти.

Не все парки и скверы района выглядят пока столь же уютными.
Фото: Алексей КОПАЕВ

Что касается набережных. Есть у нас набережная, которую депутаты в 2015 году назвали Севастопольской. Она имеет более-менее благообразный вид и находится в муниципальном задании нашего предприятия по благоустройству. Территориально – до монумента Ленину. По набережной от монумента до горчичного завода есть как вопросы, так и определённые планы, о них чуть позже.

Большая беда и головная боль – это набережная, которая находится за ДК «Химик». Когда-то там был уникальный парк, но в девяностые годы при отсутствии полива он по факту исчез. С этой территорией нужно что-то делать. Есть два проекта, которые мы самым серьёзным образом обсуждаем.

Понимаем, что сегодня, не имея бюджетных субсидий на реализацию этих проектов, можем работать только в двух форматах. Это либо договор о муниципально-частном или государственно-частном партнёрстве, либо финансирование за счёт грантов.

Помимо этого, мы исходим из того, что ДК «Химик» сегодня называется Областным центром народного творчества, и в основном, помимо концертной деятельности, там проходят занятия с детьми. Полагаю, целесообразно было бы эту территорию, включая набережную, отнести к полноценному детскому парку, возможно, парку аттракционов. К этому, соответственно, нужно подтянуть благоустройство всей городской среды, которая там находится, организовать полноценную набережную и разгрести совместно с коллегами тот небольшой кавардак, который сейчас есть непосредственно на затоне.

Нельзя забывать и про там же отведённый участок под строительство кафедрального собора района. Мы напомнили про этот проект митрополиту Феодору во время недавнего визита. Это, несомненно, должна быть качественная проектная проработка с учётом всего выше перечисленного и подключением всех возможных форм финансирования!

Что касается заканальной части набережной, от монумента до «горчичника», то проект благоустройства этой территории уже существует в эскизе. Мы его обсуждаем. Но… В волгоградском регионе на сегодня нет инвесторов, которые готовы сделать там, как мы бы хотели, аквапарк. Однако именно аквапарк и организация зоны отдыха являются приоритетным направлением развития этого пространства. Мы понимаем, что сделав это, сможем обслужить и Красноармейский, и Кировский, и Советский районы, жители которых с удовольствием приедут к нам.

А вообще, говоря о набережных, надо понимать, что существует определённая система ограничений, которые продиктованы наличием водоохранной зоны Волго-Донского судоходного канала и охранной зоны объектов культурного наследия на территории ВДСК. Эта система ограничений регламентирует возведение капитальных объектов и вносит существенные коррективы в возможные варианты развития территории.

– А «Самолёт» как же?

(Вздыхает.) «Самолёт» – отдельная история, абсолютно. Когда я был гораздо младше, мы туда с дедушкой ходили поесть мороженого. Сегодня там немножко не мороженое, там товарищи занимаются преимущественно мясом. Но дело в том, что под «Самолёт», действительно, был отведён земельный участок. Понимаете, я первый раз в жизни видел отведённый участок с назначением «Под кафе «Самолёт». То есть вот такое, очень универсальное назначение. Мы понимаем, что место знаковое для района, и, конечно, никто не ставит под сомнение необходимость его присутствия.

Есть ещё пара торговых объектов, которые оказались в охранной зоне в период девяностых годов и, я бы сказал, «творческого подхода» к градостроительной деятельности. Сегодня эти объекты законно оформлены, и мы с ними сделать ничего не можем, кроме переговоров с владельцами о приведении этих объектов в надлежащий вид.

Поскольку, если это кафе, если это заведение общественного питания, то всё должно быть аккуратно и красиво. В том числе с точки зрения архитектуры, чтобы не нарушался ансамбль исторической застройки. Без исключений для «Самолета», кстати.

Богатый внутренний мир Ленина

– Наличие у вас самого большого памятника в Европе накладывает ответственность? Или вы к нему относитесь как к детали интерьера?

– Конечно, накладывает, поскольку это не просто один из символов города и района. Памятник Ленину – это ещё и объект культурного наследия. И я очень надеюсь, что ответственность будет накладываться не только на нас, но и на балансодержателя памятника. А этого понимания от него пока нет. Мы очень долго находимся в переписке по поводу памятника Ленину с музеем-заповедником «Сталинградская битва», ответственным за монумент.

Гигантский памятник требует к себе гигантского внимания.
Фото: Алексей КОПАЕВ

Мы, конечно, в силу наших возможностей помогаем ухаживать за этим монументом. Периодически наши волонтёры оттирают вандальную «живопись», которая регулярно там появляется. Я думаю, что нам в 2019 году всё-таки удастся заключить соглашение о благоустройстве. Потому что бюджетные взаимоотношения – это очень интересная штука. Ведь то, что мы с вами как рядовые граждане считаем необходимым сделать просто немедленно, зачастую не позволяется нормами законодательства. То есть убирать такой объект за муниципальные деньги, наверное, не совсем правильно.

Если мы заключим соглашение о благоустройстве, а я надеюсь, что мы этого добьёмся, то памятник полностью выйдет на содержание Центра благоустройства и озеленения Красноармейского района, и мы его приведём в надлежащий вид, в плане чистоты, порядка и общей ухоженности.
Скажу больше. Мы пошли немножко дальше и перед Чемпионатом мира попытались запустить один интересный проект, но нарвались на ряд ограничений, введённых на период ЧМ и касающихся судоходства. Проект называется «Единый культурный билет».

Предполагалось, что к заработавшей у памятника Ленину пристани, которая через 15 лет вернулась на своё прежнее место, от Центрального района должен был отправляться прогулочный теплоход. Все желающие – и туристы, и волгоградцы – плывут знакомиться с Красноармейским районом.

По идее сначала экскурсанты осматривают памятник Ленину, заходят в него, смотрят с его верхней точки на Волгу, потом идут в музей Волго-Донского канала, Музейно-выставочный центр района, посещают «Старую Сарепту», обедают, заезжают в дендрарий и точно так же, речным путём возвращаются назад.

То есть, помимо того, что мы понимаем ответственность за то, что у нас есть этот уникальный памятник, мы и пытаемся его включить во все культурные и туристические проекты. Чемпионат прошёл, ограничения сняты. Теперь мы спокойно доделываем проект и, думаю, скоро его запустим!

– Страшный вопрос: что находится внутри Ленина?

– На сегодня там картина весьма печальная. Внутренний мир Ленина – это голубятня. Хаотичная голубятня.

– И так будет до тех пор, пока не договоритесь с музейщиками? И что делать с теми, кто бьёт бутылки, мусор разбрасывает вокруг, «отдыхая» около монумента?

– Будем настойчиво добиваться решения. А по вандализму и мусору отвечу, что остро необходимо организовать систему видеонаблюдения. Без неё мы далеко не уйдём. Практика с парком «Юбилейный» это подтверждает. Там ещё до начала активных работ мы в первую очередь предусмотрели прокладку кабеля под видеонаблюдение. В этом году планируем доделать монтаж камер в рамках второй очереди.

На новом фонтане у нас две камеры наблюдения установлены. Правда, это не понравилось представителям одного из родов войск, которые в августе месяце пытались там традиционно искупаться. Они хотели поднять и подвинуть решётки, а система видеонаблюдения вместе с органами полиции их немножко переориентировала. И они перехотели это делать.

Успокоимся, когда выведем картинку по всем общественным пространствам на пульт нашего отдела полиции. Наверное, и полицейским будет поудобнее реагировать на такие вещи, вовремя приезжать и пресекать подобные действия.

Точки боли

– Одной из самых больных тем, с которой я столкнулся, был острый вопрос по поводу сноса елей. Мало кто об этом не писал и в прессе, и в сетях. Подавали по-разному, а правда здесь одна, и она заключается в том, что мы любим наш город не меньше авторов сообщений. И мы абсолютно не против озеленения. Но было проведено тотальное исследование, деревья проверили специальными приборами, просветили и поняли, что внутри этих заслуженных елей уже ничего нет. Они простояли порядка 50 лет. И не сегодня, так завтра мы бы их потеряли.

– Раз мы про больные темы начали, расскажите о парке «Юбилейный». Копья до сих пор ломают вокруг него?

– Ели – это как раз про парк «Юбилейный». Мы там сделали фонтаны, а потом, к сожалению, пришлось решать с елями. Это первый момент. Второй момент: всё-таки у нас там находится сцена, и территория, которая была между этими елями, она очень удобна для проведения массовых мероприятий. Мы её максимально расширили – спасибо инвестору, который в честь юбилея крупнейшего химического комбината профинансировал этот проект, заключив соглашение по грантовой поддержке района.

Территория парка «Юбилейный» была сложной. Много было споров, стоит ли после того скандала с двадцатью миллионами продолжать туда вкладываться. Но всё же, когда мы проводили общественное обсуждение, жители из нескольких предложенных территорий выбрали именно её. Наверное, это правильно. Было бы странно делать что-то новое в других местах района, когда здесь вместо ожидаемого парка имели бы строительную площадку в плачевном состоянии. Ясно, что делать заново проще, чем переделывать за кем-то. Но мы были вынуждены переделать и привести это пространство в более-менее используемый вид.

Сегодня мы часто слышим о том, что это не парк, а плац. Ну, что – я с этим согласен. Но дело в том, что для полноценного парка ресурсов категорически не хватало.

Только на парковую аллею в этом месте необходимо 76 млн рублей. Чем думали те, кто принимал решение о вложении 20 млн в территорию 1200 метров в одну сторону и столько же в другую? Для меня немножко непонятно, как считался этот проект первично. Ведь изначально порядка 17 млн ушло бы только на прокладку коммуникаций по поливу и на организацию освещения! О каком визуальном благоустройстве можно говорить?

Что мы делаем сегодня. Мы заходим во все проекты этого года, которые касаются городской среды. Жители смогут проголосовать за второй этап благоустройства парка «Юбилейный» и наполнить всё-таки смыслом жизни это пространство. На территории уже сегодня есть проходка по линиям освещения, мы хотим поставить зоны активности для наших горожан, для молодежи, прежде всего. От беседок до спортивных сооружений.

Мы делаем всё, чтобы у нас зона у монумента с новыми фонтанами, с реконструированными фонтанами стала центром Красноармейского района, прекрасным местом отдыха. Думаю, что бульвар Энгельса пальму первенства в этом всё-таки отдаст.

– С парком «Юбилейный» понятно. А что с бывшим кинотеатром одноимённым?

– «Юбилейный» является объектом культурного наследия и был государственной собственностью когда-то. Потом он ушёл с государственных торгов через Комитет по управлению госимуществом. Покупатель того, что «Юбилейный» является объектом культурного наследия, немного не учёл. Не мне судить, как вообще так получилось – судить экспертам. Но это, тем не менее, накладывает ограничения на его судьбу. То есть снести его нельзя, это первое. Есть и второе обстоятельство.

Потребность в развлекательных учреждениях в районе просто безумная. Особенно на фоне того, что у нас один инвестор снёс ДК «Строитель», а развлекательный комплекс так и не построил. Мы понимали, что сносить ещё и «Юбилейный» и делать на его месте что-то невообразимое нельзя.

Были проведены переговоры с застройщиками. Я хотел, чтобы у нас в одном из центральных мест района появилась красивая высотная доминанта. Пусть это даже будет жилой дом, но который бы нёс ещё социально-культурную, социально-бытовую функцию. На первых трёх, четырёх, пяти этажах можно было бы сделать кинотеатр.

Скажу больше, мы взяли на себя ответственность и провели переговоры с рядом федеральных сетей кинотеатров. И они были готовы профинансировать строительство! Но, к сожалению, собственник к этому оказался не готов…

В бывшем кинотеатре «Юбилейный» давно трудно узнать объект культурного наследия.
Фото: Алексей КОПАЕВ

Что сегодня? Переговоры затихли и затухли. Поэтому, я думаю, мы поменяем подход. Хватит. Теперь будем действовать исключительно с надзорными органами, говорить о том, в каком состоянии это всё находится, быстро принимать решения, что с этим делать: уводить из объектов культурного наследия и полностью перестраивать или просто приводить в порядок в том же архитектурном решении.

– На части территорий, которые уходят за «Юбилейный», находятся уникальные объекты сталинградской архитектуры. Такие только в центре Волгограда, ну, или в Краснооктябрьском районе можно встретить. Они невероятно стильные. Какое внимание им уделяется?

– Проспект Канатчиков, о котором мы сейчас говорим, был одним из главных пешеходных проспектов района. Он шёл от «Юбилейного» и упирался в парк канатного завода. Раньше этот парк обслуживал завод, сегодня – это ещё одна территория для наших раздумий. Действительно, дома, которые по этому проспекту находятся, уникальны. Дома с башенками, например. Это – как совсем другой мир.

Надо сказать, что нас услышал региональный оператор капитального ремонта и обратил внимание на эти здания. Теперь дома №№ 2 и 4 по проспекту Канатчиков выглядят вполне благообразно. На сегодня есть порядка 22 домов, которые там находятся. В нормальное состояние пока приведены 4. Все остальные дома стоят в планах Фонда капремонта на ближайшую пятилетку.

(Окончание следует.)

 

vизитка

КОНИН Антон Андреевич.
Родился в 1981 году в Волгограде. Окончил факультет экономики и управления ВолгГТУ. Кандидат экономических наук. В течение 6 лет работал на предприятиях системы РАО «ЕЭС России», затем финансовым директором в таких отраслях, как: машиностроение, судостроение, транспорт. С 2013 года – заместитель директора по экономике и финансам МУП «Волгоградское коммунальное хозяйство». С апреля 2014 года возглавлял Комитет финансового контроля Администрации Волгограда. С июля 2015 года – глава Администрации Красноармейского района города.
Воспитывает троих детей, увлекается игровыми видами спорта (в частности, баскетболом), любит русский рок и мотоциклы.

Как вам запись?

30 баллов
Норм Плохо

За два года на оздоровление экосистемы Волго-Ахтубинской поймы выделят более 1,3 млрд рублей

Антон КОНИН: «Ни разу не пожалел, что выбрал Красноармейский»