in ,

Владислав Коваль. Человек-эпоха… Родненький наш

Великий художник, мечтатель и мыслитель –- о творчестве, планах, истории.

Коллаж: Андрей Цветков/Volganet

Как однажды сказал Никас Сафронов, посещая Волгоград, «этот город можно любить только за то, что в нём живёт Коваль». Владислав Коваль – действительно не просто выдающийся художник, он — настоящее явление и гордость города на Волге, вернее, как сказал бы сам художник, Волгограда-Царицына (города-героя Сталинграда).

Встречал Владислав Коваль нас в своей мастерской, расположенной на крыше одной из высоток в центре города. «Фирменное» приветствие «Родненькие мои!» и улыбка ещё раз напомнили, что, несмотря на свою известность, Владислав Эдуардович «звёздной болезнью» не болеет и заражаться ею вроде не собирается.

Каждый человек – счастливчик

Vоlganet: Владислав Эдуардович, у вас все родненькие, все любименькие. Вы так действительно ко всем относитесь или это для связки слов?

– Я вам тайну раскрою. Каждый из нас – уникален. Только представьте, каждый живущий человек вытянул выигрышный лотерейный билет – он родился. Из миллиона сперматозоидов именно он прорвался к цели и появился человек. И как же он может быть не родненьким?! Все мне родненькие, потому что я понимаю, что каждый – это чудо. Все мы в одной лодке, все мы избранные.

Я уверен, что те 9 месяцев в утробе матери, которые мы не помним, это была наша прежняя жизнь, подготовка к рождению. А эту жизнь мы живём, чтобы подготовиться к следующему рождению. И какими мы родимся в следующей жизни, будет зависеть от того, как прожили эту.

Вернуть имя

– Я знаю, что у вас много мыслей и переживаний. О чём больше всего сейчас болит душа?

– Я до мозга костей государственник. Вся моя жизнь связана с моей державой, с Отечеством. Я был счастлив, когда на смену СССР вернулся российский период. Я был вдохновлён, мечтал воплотить всё выношенное мной за многие годы – банкноты, монеты, герб, флаг… Я никогда не любил символику совдепии, но вынужден был ею пользоваться. И я надеялся, что после падения барьеров смогу сделать вклад в то, чтобы наша великая Россия была исторически выверена, вернулась к своей истории…

– Вы так говорите, как будто этого у вас не получилось…

– К сожалению, я столкнулся с тотальным непониманием местных властей. Первый вопрос, за который я ратовал, – возвращение Волгограду исконного имени – Царицын. Я хотел, чтобы мы тоже пошли по пути Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода и других. Но наткнулся на стену непонимания.

Конечно, я многое сделал для того, чтобы упоминание Царицына присутствовало хотя бы в названиях – «Царь-продукт», «Царицынские краски», «Царицынские ярмарки»… Уже более 150 предприятий носят историческое имя нашего города.

Я нашёл упоминание Царицына в летописях Пушкина. Его автограф теперь украшает стелу у входа в сквер, названного в честь великого русского поэта.

– Но с переименованием города так ничего и не выходит?

– Я уже предлагал и такой вариант, чтобы и не переименовывать ничего. Сохранить всё как есть, только поставить в грамотную топонимическую субординацию.

Например, понятие «Царицын-Сталинград-Волгоград» – это глупое название, потому что это перечисление, указывающее, как менялось имя города. Я советовался с филологами, с профессором Василием Ивановичем Супруном. Есть идеальное решение: Волгоград-Царицын (город-герой Сталинград).

– Вам наверняка говорят, об отсутствии финансирования на переименование?

– Наши чиновники настолько тугодумы!.. Они постоянно ссылаются на подготовку общественного мнения, финансирование… А всё можно сделать и без денег. По мере того, как заканчиваются вывески и бланки, заменять их на новые!

Не название, а место на карте

– А название Волгоград вас чем не устраивает?

– Это безликий город. Любой город на Волге – Волгоград. Например, в 1914 году Велимир Хлебников назвал так Астрахань. То есть, Волгоград – это, по сути, не имя, а указание места – город на Волге.

– Владислав Эдуардович, в пику вам, наверное, выступают те, кто хочет вернуть имя Сталинград?

– Да это глупость! Нужно сохранить все три названия: Волгоград-Царицын (город-герой Сталинград). Нет перечисления, идёт постановка названия в полную парадную форму. А называть можно как угодно — Царицын-на-Волге, Волгоград, Царицын-Сталинград. Есть же у нас понятия герб большой, малый, средний. Герб большой предполагает полное содержание всего, средний – детально что-то сохранено от большого герба, а малый герб – минимальное изображение символов, которое требует меньшего описания.

– Нет ощущения, что в Волгограде несколько зациклились только лишь на военной истории? Это величайший подвиг, но нельзя же жить на кладбище!

– Военный подвиг нельзя списывать! Его нужно помнить! Но всего должно быть в меру. В этом году нашему городу исполняется 430 лет. Извините, а какому городу? Если будет написано: «Волгограду-Царицыну (городу-герою Сталинграду) 430 лет», то это уместно. А если «Волгограду – 430», то это бред. Я сейчас предложил эмблему к празднованию, в которой будет правильная расстановка текста.

Геральдическая нелепица

– Вы много раз говорили, что герб Волгограда – геральдическая нелепица…

– По 131-му закону все символы муниципальных образований подлежат регистрации. Если они не подлежат регистрации, значит, они нелегитимны. Мы больше 20 лет пользуемся шестерёнкой, которая нелегитимна.

Наши власти много раз отправляли нынешний герб на регистрацию и Геральдический совет отвечал, что он не может быть зарегистрирован, поскольку представляет из себя букет геральдических нелепостей. Но воз и ныне там, хотя у нас есть исторический герб из «золотого фонда» российской истории.

Исторический герб Царицына возник в 1730-м году. Он был нанесён на первом полковом знамени Царицынского полка: на красном полотнище были изображены две перекрещенные между собой серебряные стерляди, что означало «Река Царица впадает в Волгу. Место крепости». Но это не только указание места, это ещё и мощнейший талисман.

Две перекрёстные рыбки – этот символ называется «Ихтиус» и означает «Иисус Христос – сын Божий, Спаситель». Герб нашего города – это прижизненная эмблема самого Иисуса Христа-Спасителя.

И наш город неоднократно доказывал, насколько сильна его защита. Город спас мир и сам восстал из пепла.

И мы отказываемся от такого символа, используя этот букет геральдических нелепостей!.. Например, щит разделён на две части. Если герб делится пополам, то это означает, что два субъекта объединены в один. А сноп и шестерёнка — что они означают? И таких нестыковок множество. Получается не герб, а эмблема.

Город «Зеро»

– Владислав Эдуардович, вы поэтому называете Волгоград – «Город Зеро», за что, кстати сказать, на вас обижаются некоторые жители?

– Всё просто: «Город Зеро» — потому что без имени и герба. И пока мы не вернём ему названия, мы будем топтаться на одном месте.

– Может, поэтому ваша купюра с изображением Родины-матери и не победила в голосовании? Или мы сами виноваты – недостаточно активно голосовали?

– Здесь стечение обстоятельств. Скульптор Вучетич, уходя из жизни, завещал все свои произведения своей семье. Ещё 20 лет будет действовать срок авторских прав, а семья будет получать доход со всего, где используется символ Родины-матери.

Фото: magspace.ru

Поэтому Минфин сразу забраковал идею с нашим городом, обосновав это конкурсом, который мы якобы проиграли. Ведь платить семье скульптора Центробанк был не намерен.

Кисточка в руках Бога

– Во время своего визита в наш город известный российский художник Никас Сафронов сказал: «Волгоград можно любить только за то, что у него есть Коваль». Было такое?

– Было-было. Никас действительно что-то сказал в таком духе, назвал меня художником от Бога, а потом заказал мне свой портрет. Я, честно признаюсь, мурыжил его почти два года. А потом написал его портрет-трансформер, а он мне подарил свою картину. Получился такой обмен.

– Как к вам приходит озарение, вдохновение? Не зря, наверное, Сафронов назвал вас художником от Бога?

– Он, наверное, это почувствовал во мне. Я сам ощущаю себя кисточкой в руках Бога. Утром встал – помолился Господу, вечером перед сном тоже. И не нужно грязи в сознании. Нужно держать свой ум в чистоте, как у детей, тогда в него войдёт истина.

– Вы считаете себя праведником?

– Я великий грешник, у меня грехов море. Но я стараюсь не думать о них, не анализировать эти грехи. Я просто очищаюсь тем, что не допускаю в дальнейшем ошибок и поступков, которые уже совершал. Но я не суечусь, а просто смываю всё с сознания «родниковой водой». Я скажу вам так: «не парьтесь», живите и радуйтесь, и каждый день ваш будет приносить новые откровения и радость.

– А сейчас над чем работаете?

– А сразу над всем (смеётся). Над гербами всех районов области, над картинами…

– А картинами какими?

– И портреты любимых людей, и картины на волнующие темы, глобальные темы мирового значения. Я считаю, художник должен отражать время, в котором он живёт, чтобы донести потомкам. Для меня всё вокруг интересно. Вот сейчас монеты чеканю к 430-летию города.

Московский вместо Дзержинского

– Я знаю, вы предлагаете поменять и названия районов города?

– Ну, Кировский, Советский, Ворошиловский районы есть почти в каждом городе. Нужно опять обращаться к истории. Дзержинский район должен называться Московским, так как к нему ведёт московская трасса. Красноармейский – Сарептинский, Кировский – Бекетовский, Советский –Ельшанский, Ворошиловский – Зацарицынский. Центральный, Краснооктябрьский и Тракторозаводский остаются.

– Властям уже предлагали? Что вам ответили?

– Да как всегда! Поднимать общественное мнение. Как будто у самих импотенция, что им поднимать что-то постоянно нужно!

«Здесь был Коваль!»

– Вы сказали, что вы великий грешник. А такой грех, как гордыня, у вас присутствует?

– Я её усмирил в 1976-м году, когда на земном шаре написал своё имя и успокоился.

– В смысле?

– В студенческое время в свет вышла моя первая почтовая марка. Она разлетелась по миру тиражом в четыре миллиона. Поэтому я понимаю: моё имя уже есть в истории. А дальше: твори, преумножай!

Когда я нацарапал на земном шаре: «Здесь был Коваль», тогда и успокоился. И сейчас мне до лампочки – народный, заслуженный, орденоносец, орденопросец…

– А деньги для вас имеют значение?

– Только как инструмент!

Я, по сути, бессребреник, у меня нет ни дач, ни квартир, ни машин, ни накоплений.

Деньги нужны, чтобы, например, выпустить, книгу. Надеялся получить грант – не срослось. Занял денег, тираж выкупил. Нарисую что-то, продам, деньги отдам…

Я счастливый человек! Я не завязан на том, что растёт или падает доллар. Мой капитал – это мои картины!

Работа как отдых

– А вы путь своих детищ, своих картин отслеживаете? Ну там… ведете перепись, в каких частных коллекциях «осел» Коваль?

– Да упаси Бог! Ушло — и слава Господу. Нужно жить сегодняшним днём. Коллекции – это временно: сегодня одна, завтра другая, а картина живёт, и имя твоё живёт.

– Глядя на книги, где собраны ваши работы, только диву даёшься! Когда вы отдыхаете, если столько работаете?

– Работа для меня и есть отдых. Когда я работаю, я отдыхаю. А поездка на отдых – для меня работа. Ну что хорошего: лежать на солнышке, в море плавать? Я понимаю, что это приятно для тела, а для души – никакого отдыха.

– А за телом тогда как следите? Вы в прекрасной форме!

– Мне, конечно, уже 70, и я, к счастью, пока ещё не знаю, что такое болезни. Прям серьёзно спортом не занимаюсь, но гимнастика по утрам минут 45 у меня присутствует всегда. Я знаю приёмы медитации, вот их и использую.

Царица – не как каменный плац

– Владислав Эдуардович, я знаю, у вас было своё видение благоустройства поймы реки Царицы. Не прислушались?

Я хотел, чтобы реку открыли, выпустили из плена. Можно было бы подходить к её берегам и говорить: «Вот река, давшая имя городу!». Это должна была быть зона отдыха: река, лодочки с семьями плавают, лебеди… Пастораль! А не тот бетонный плац, на котором только на самокате.

– Ну, к сожалению, в сослагательном наклонении жить-то невозможно. Как сделали, так и сделали. Но есть же ещё и остальная часть поймы.

– Я бьюсь за каждый кусочек территории, чтобы не было этих глупых «парусов», стоящих над Волгой, всего этого маразма. Я поражаюсь: есть ли вообще в нашем городе архитекторы и кто даёт разрешения на строительство? Вот когда нужно общественное мнение спрашивать, но там, где деньги, оно никого не интересует. А меня не слушают, потому что денег у меня нет – я просто свободный художник.

– Ну, а то, что вы почётный гражданин, заслуженный художник России, гордость региона — веса вашему слову разве не прибавляет?

– В 2014 году я стал заслуженным художником, в 2016 – членом Российской Академии художеств. Когда стал почётным гражданином – даже не помню. Изменилось только то, что к пенсии стали доплачивать. Но как до этого не прислушивались, так и после этого.

КРАСивые украшения

– Скажите, я слышала, что теперь Коваль стал автором не только картин, но и уникальных ювелирных украшений. Это правда?

– Добрую службу мне сослужила моя лень (смеётся). Я 30 лет не счищал со своей палитры краску, так образовался слой в несколько сантиметров. Решив всё же почистить её от «красочного» налёта, начал отбивать молотком. Когда уже хотел смести и выкинуть отходы, увидел, что у меня получились потрясающие по красоте камни. Я отдал их знакомому талантливому ювелиру Анатолию Кадочникову, он их обработал.

Получилось великолепно. Ни один камень не повторяется, в каждом из них — сотни моих картин, частичка моей души.

– А ювелирные украшения уже изготовили с уникальными камнями?

– Опять же Анатолий Александрович сделал для них оправы из серебра. Получились кольца, серьги, подвески, каждая вещь – единственная в мире. Могу с гордостью сказать, это новое слово в ювелирном искусстве.

– Купить их уже можно? Камней-то, наверное, не так много?

– Часть у меня уже выкупили, люди заказывают ещё. Планирую на персональной выставке кое-что предложить поклонникам моего творчества. Количество камней, к сожалению, действительно ограничено – чтобы нарастить новый слой краски, нужно еще лет 20-30 ждать.

Игра, которая перевернёт мир

– Владислав Эдуардович, вы настоящей кладезь идей. Мы уже рассказывали нашим читателям о вашем замысле нанести самый большой в мире лик Христа на столбичи под Камышином. Но я знаю, что у вас есть ещё одна идея…

– Я 45 лет вынашиваю идею глобальной игры, которая может перевернуть мир. Это турнир броненосцев. Она станет настолько увлекательной, что футбол будет просто отдыхать по сравнению с ней. Когда я только придумал эту игру и рассказывал о ней сыну, технически воплотить такое было очень сложно. А сейчас технологии готовы, чтобы сделать мой турнир.

– Так и в чём суть?

– Суть проста — морской бой в реальности. Большой крытый бассейн 150 квадратных метров с дном, который имитирует подводные скалы, рельеф, в нем сражаются две команды броненосцев. Каждый корабль 1,5 метра длиной, на радиоуправлении. Кораблями управляют пилоты из специальной комнаты. Модели броненосцев имеют 10 орудий, заряжаются 60-ю малокалиберными снарядами, корабли стреляют, подбивают друг друга, взрываются. Перед зрителями, сидящими на трибунах за пуленепробиваемым стеклом, разворачивается настоящая морская битва.

Выигрывает та команда, которая за два часа выполняет главную задачу: входит и захватывает сопредельную территорию противника. Принимать участие в игре могут команды со всего мира.

Всё безопасно, без жертв. Зрелище потрясающее: корабль тонет, его снимают под водой, над водой, а потом после сражения лежащие на дне корабли можно увидеть при помощи специального радиоуправляемого батискафа.

– А вы уже озвучивали кому-то идею?

– Да много кому! И все говорят, что это просто нереально круто. Генерал ФСБ мне вообще посоветовал срочно запатентовать.

– Но на это нужны миллионы?

– Ну «Формула 1» тоже стоит сотни миллионов. Гоночный болид обходится в миллионы долларов, а мой корабль будет стоить от 500 тысяч до миллиона рублей. Люди смогут не только смотреть, но и ставки по всему миру делать. Я всё продумал! Это будет очень прибыльная игра!

– И столицей игр должен стать Волгоград?

– Ну конечно! В пойме реки Царица можно построить этот бассейн и вперёд, зарабатывать на туристах! Можно ещё и наши предприятия обогатить: дать им монопольное право выпускать типовые броненосцы и продавать по всему миру для участия в играх!

Я продумал до мельчайших подробностей всё: правила, глубину бассейна, технологию съемки, фильтрацию воды, создание искусственных волн…

– Это же в идеале огромные дивиденды государству?

– Так а я о чём? Пьер де Кубертен в начале прошлого столетия принёс в мир футбол! Олимпийские игры! А моя игра – она игра нового столетия, без крови, без травм и с потрясающей зрелищной составляющей.

И ещё это можно и к политике приплести. Например, хочет Малага выйти из состава Испании, их команды состязаются, и если побеждает Малага, то выходит из состава…

– О как! Вместо референдума?

– Без всяких референдумов. Хотите быть свободным – сражайтесь, завоюйте свою историю без капли пролитой крови.

– Может, вас в политику, Владислав Эдуардович?

– Мне говорили об этом, но я художник. И я никогда ни на что это не променяю! Политика – грязная вещь. А моё искусство – оно чистое.

Как вам запись?

10 баллов
Норм Плохо

Не преданная мечта: Владислав Коваль хочет нанести гигантский лик Христа на столбичи в Камышине

Дела похоронные: волгоградский арбитраж признал незаконным договор мэрии и «Памяти»