in ,

Безбарьерная среда: «А мы чем помочь можем?»

В ответ на просьбу инвалида из Камышина власти города предложили снести его дом.

24-летний Павел Мусин из Камышина мечтает жить как все

Безбарьерная среда, защита прав инвалидов, социализация… Так и хочется добавить в продолжение «и бла, бла, бла…» Дырявые законы и равнодушие чиновников зачастую сводят все старания сделать жизнь инвалидов-колясочников на нет. 24-летний житель Камышина Павел Мусин, умный и добрый парень, с детства прикованный к инвалидному креслу, столкнулся с неразрешимой проблемой, в ответ на которую чиновники равнодушно ответили, что помочь может только снос его многоэтажки…

Лифт в конце тоннеля

Камышанину Павлу Мусину – 24 года. Он – инвалид с рождения. Родовая травма, страшный диагноз ДЦП и, как следствие, нарушение функций опорно-двигательного аппарата. Но диагноз для Павла не стал приговором. Паша – умный и жизнерадостный – хочет жить как все. Рядом с парнем всю его жизнь мама — Лариса Викторовна. Педагог по профессии, она оставила любимую работу, чтобы во всём поддерживать сына.

Ларисе Викторовне пришлось оставить работу учителя, чтобы помогать сыну жить.
Фото: из личного архива Мусиных

Павел, мама и бабушка живут на шестом этаже в доме №1 по улице Волгоградская в Камышине. И несмотря на то, что в высотке был лифт, спуститься на нём на улицу Павел не мог — его коляска просто не проходила в кабину лифта. Ларисе Викторовне, невысокой, хрупкой женщине, приходилось в прямом смысле слова выносить сына на улицу на руках.

Когда же Лариса Викторовна узнала, что в рамках программы капремонта их лифты в доме намерены заменить на новые, она тут же написала письмо сначала в администрацию города, а затем – в региональный фонд капремонта, попросив установить в их подъезде лифт с увеличенной шириной дверного проёма. И в Фонде, узнав, что в подъезде живёт человек на инвалидной коляске, сразу же подтвердили готовность установить новый подъемник нестандартных размеров.

– Изготовление лифта с шириной кабины 850 мм вместо прежней – 650 мм – заняло чуть больше времени, чем обычно, – рассказали корреспондентам Volganet в пресс-службе регоператора. – Подрядчик уложился в график и в начале этого года новый подъёмник смонтировали и запустили в эксплуатацию. Теперь в кабине помещаются не только коляска в Павлом, но и как минимум ещё два человека.

Можно дом снести

Казалось бы, вот он, happy end и путь к свободе для Павла. Но не тут-то было. Это же Россия, Волгоградская область, Камышин, провинция…

– Путь к свободе для меня снова оказался закрыт, – говорит Павел. – Пять ступеней с первого этажа до улицы, которые я должен преодолеть, как Карлсон, – по воздуху! Пандуса на первом этаже нет. Летом легче сойти по этим ступенькам, и то не каждый день, а зимой, в зимней одежде, это очень большая трудность. Преодолеваем эти ступеньки чисто на силе воли.

На все просьбы Ларисы Викторовны установить в подъезде пандус чиновники местной администрации отвечали отказом, ссылаясь на букву закона. Дескать, ширина лестничного прохода не позволяет, поэтому — извините.

И одно дело сухие бумажные отписки на искренние, наполненные болью и страданиями письма о помощи – к этому наши люди давно привыкли. Другое дело – открытый цинизм и равнодушие чиновников.

В день проверки работы не стандартного для нашего региона лифта у подъезда, где живёт Павел, собрались представители администрации Камышина, специалисты регоператора и, конечно же, журналисты. Услышав от Ларисы Мусиной о проблеме с установкой пандуса, работники СМИ немедленно переадресовали её начальнику местного департамента ЖКХ Виталию Балакшину. Виталий Юрьевич на вопрос журналистов о том, что можно сделать в этом случае для семьи парня-инвалида, с недовольным видом ответил:

– А мы тут причём? В этом случае можно только дом снести! Закон пандус установить не позволяет.

Ограничены буквой закона?

Удивительно, но Лариса Викторовна, впрочем, не услышавшая обидных слов чиновника, пытается его же и защищать.

– Я понимаю, что администрация ограничена нормами законов, – говорит женщина. – Действительно, ширина лестничного прохода не достаточная для установки пандуса, но на варианты, которые нам предлагал Балакшин, у нас просто нет денег.

К примеру, чиновник говорил о том, что возможно установить электрический складной подъёмник, который стоит около 270 тысяч рублей. Но в перечень средств реабилитации он не входит, значит, по линии ФСС – мимо, да и к ЖКХ этот механизм тоже никак не относится… А таких денег у семьи, живущих на пенсию, просто нет. Спонсоров пока тоже…

– Правительство идёт по пути создания безбарьерной среды. Делают пандусы в поликлиники, кинотеатры, библиотеки. А как я этим воспользуюсь? – с горечью спрашивает Павел. – Как мне добраться до этих учреждений, как сходить в магазин, если я не могу выйти из дома? Законодательная база в дырах, противоречит сама себе. Я не должен нуждаться в помощи других посторонних людей. Ждать, когда мне принесут еду из магазина, банально купят мне одежду. Я хочу самостоятельно покупать то, что мне нужно. Хочу одеваться так, как мне нравится. Это сейчас родная мама знает мои потребности, вкусы. А дальше? Когда-то надо начинать самостоятельную жизнь. А для этого нужен безбарьерный выход на улицу, которого пока нет!

Павел Мусин посещает инклюзивный проект «Рядом» в центре дрессировки собак в Камышине.
Фото: из личного архива Мусиных

По мнению Ларисы Викторовны, безбарьерная среда должна стать адресной. Убирать барьеры нужно в каждом конкретном подъезде, где живёт инвалид, а не тратить миллионы на оборудование спортивных школ табличками со шрифтом Брайля.

Барьерная среда… во всём

Павел окончил школу на домашнем обучении, причём с очень неплохими результатами. Но после этого путь к долгожданной свободе вновь оказался закрыт, теперь уже – государством. ЕГЭ дома сдать нельзя, а потому мечты поступить в вуз и найти хотя бы какую-нибудь дистанционную работу для него так и остались невоплощёнными.

Но парень не сдаётся. Он по-прежнему стремится жить как все, несмотря на диагноз.

– Я занимаюсь в центре для молодых инвалидов. Тренажёрный зал, арт-терапия, групповые занятия с психологом. Главное в этих занятиях – не достижение каких-то грандиозных результатов, главное — общение и дружба. Педагоги делают всё возможное, чтобы к нам относились как к равным. Организуют походы в кинотеатр, парки, музей и даже в магазины.

Но пока равенством людей, которым не повезло в жизни, озабочены лишь единицы. Стоило бы чиновников, любящих поговорить о «безбарьерной среде», хотя бы на один день привязать к инвалидному креслу и заставить прожить один полноценный день…
Глядишь, что-то бы да изменилось!..

Как вам запись?

25 баллов
Норм Плохо

Камышин на неделю превратится из арбузной столицы в театральную

«ZEBRA и парашютист»: независимый театр готов удивить волгоградских полуночников